Фигуры и природа в картинах Поллайоло

Крещение Господне (Андреа дель Верроккио) Однако если братья Поллайоло и являлись "отголосками Падуи во Флоренции", то они не превратились в рабских подражателей великого мастера, а лишь как бы вняли его указаниям, направившим их к изучению природы. Во всем их творчестве видно внимательное и, что особенно замечательно, как бы научное отношение к натуре. Вазари рассказывает, что Антонио был первым из числа художников, начавших изучать строение человеческого тела на диссекциях трупов.

И, действительно, почти всюду в произведениях Антонио мы видим усердное, а главное, толковое проникновение в строение человеческого "механизма". У нидерландцев мы можем встретить отлично нарисованные отдельные части тела, но фигуры в общем имеют всегда характер марионеток, лишенных внутренней стройности. У Поллайоло фигуры "полны сил, им присущих", и это результат не одной только интуиции, как у Джотто, и даже не руководства античностью, как у Мантеньи, но непосредственного обращения к природе и изучения ее законов.

Изучение законов природы сказывается (хотя и не в столь сильной степени, как в фигурах) и в пейзажах картин братьев Поллайоло. Если фигуры их имеют нечто родственное с искусством Мантеньи, то фоны выдают близость к пейзажам Пьеро деи Франчески. Мы только что имели дело с наивностями Гоццоли, с архаизмами Пезеллино, и лишь у Бальдовинетти затем проглянула в луврской "Мадонне" улыбка широкой, залитой светом дали в духе Пьеро деи Франчески. В нескольких картинах Поллайоло аналогичные задачи разрешены с несравненно большим мастерством и удачей.

Мало видно от пейзажа за фигурами образа Сан Миниато, и трактован он в довольно упрощенной манере, в нейтральных оливковатых тонах, но то, что видно, замечательно по самому замыслу. Фигуры стоят на высокой, выложенной мрамором террасе. Непосредственно за ними находится бронзовая решетка с мраморными столбами.

Сквозь эту решетку, имитирующую веревочное плетение, и открывается вид на широкую и далекую долину: змеится река с берегами, усаженными тополями, кустарником и тростником; к реке ведет дорога, а другая дорога (вернее, тропа) заметна между столбом решетки и ризой св. Евстафия. Всего замечательнее во всем этом то правдоподобие, с которым переданы "фоновые декорации", не играющие, в сущности, никакой роли в композиции.

Основание Ватиканской библиотеки (Мелоццо де Форли)Мастер предыдущего поколения просто поставил бы каменную ограду позади святых или же нарисовал бы всякую всячину, нагромоздив ее за их головами. Братья Поллайоло выразили свою любовь к природе именно тем, что они сделали нечто, в сущности, "ненужное", единственно ради собственного удовольствия и ради удовольствия тех, кто стал бы рассматривать их произведения с особенным вниманием.

Принадлежат ли действительно Поллайоло те две картины с "Трудами Геркулеса" в Уффици, что считаются эскизами для погибших знаменитых картин мастера, описанных Вазари и находившихся во дворце Медичи? На наш взгляд, это скорее ранние работы Филиппино Липпи, так же, как и берлинский "Давид".

В этом убеждает дряблость телосложения (сравним эти фигуры с гравюрами Поллайоло или с его фресками в Palazzo Venezia в Риме), утрированно гримасничающие лица, "жидковатость" и слабость всего. Но если и допустить, что перед нами произведения не Поллайоло, а младшего Липпи, то все же они, вероятно, повторяют картины, исполненные Поллайоло.

По крайней мере, и здесь мы встречаем тот далекий пейзаж с змеящейся рекой, который через Бальдовинетти достался Поллайоло от Пьеро деи Франчески. Подобный же пейзаж украшает и прелестную картину Поллайоло в Лондонской галерее "Аполлон и Дафна", расстилаясь позади фигуры белокурой нимфы, руки которой уже превратились в две густо распустившиеся лавровые ветки.

Наконец, тот же мотив долины реки, но поднятый на значительную высоту и несравненно богаче разработанный, является последним планом на знаменитой картине "Мучение святого Себастьяна" (Лондон), в которой Поллайоло, против обыкновения, тщательно разработал и столь редко встречающийся у художников XV века "средний план", представляющий как бы склон холма.

Предыдущая глава

Следующая глава


Шутники. Гостиный двор в Москве (Прянишников И.М., 1865)

Портрет Е.В. Санти (Рокотов Ф.С., 1785 г.)

Октябрь (В.А. Серов)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Пейзаж в тосканской и умбрийской живописи второй половины XV века > Художники > Фигуры и природа в картинах Поллайоло
Поиск на сайте   |  Карта сайта