Сандро Боттичелли

Очистительная жертва прокаженного (фреска) Излюбленным в наше время мастером флорентийского кватроченто является Алессандро Филиппеппи, прозванный Сандро Боттичелли1. Сандро родился лет пятнадцать после смерти Мазаччо, в период времени, когда Липпо Липпи и фра Беато были в полной славе, Доменико Венециано учил флорентийцев нежной красочности, Учелло и Кастаньо - правильной перспективе, Пьеро деи Франчески - светлой "озаренности"; в Сиене Доменико ди Бартоло писал как раз в год рождения Сандро свои сложные и роскошные фрески; на севере Италии славились Пизанелло, Якопо Беллини, а в Падуе Скварчионе учил в своей академии тринадцатилетнего Мантенью. Все это говорит за то, что в лице Сандро Боттичелли мы не найдем пионера, и творчество его не обогатило истории новыми проблемами. Однако менее чем к кому-либо приложима к Сандро характеристика "последователя" или "эпигона".

Сандро не идет в свите других, но, соединив в себе весьма многое, что было разбросано, он с удивительной полнотой отражает идеалы своего времени. Не только нам нравится он, но большим успехом пользовался он и у своих современников. Его чисто личное искусство отразило лицо века. В нем, как в фокусе, соединилось все, что предшествовало тому моменту культуры, и все, что тогда составляло "настоящее". Только о будущем молчит его искусство. Оно отцвело вместе с его молодостью. Сандро "пережил себя" и воскрес лишь спустя четыре века после смерти, когда пришло поколение до такой степени утомленное своей зрелостью, своей старостью, что ему захотелось окунуться в прошлое, полное еще юной свежести.

На примере Сандро мы лучше всего видим как бы саму природу данного периода Возрождения. В его дни флорентийцам могло казаться, что они снова обрели полную красоту жизни, забытую со времен древних. Одно за другим вырастали прекрасные сооружения, ваялись из мрамора и выливались из бронзы мощные и пленительные статуи. Наука о древности, или приобщение к мировоззрению древних, "гуманизм", делал колоссальные шаги вперед. Процесс этот протекал тем последовательнее, что еще не проявлялось угрожающих признаков бунта против установленного и традиционного. Сама церковь как бы прониклась духом гуманизма; папа Николай V не щадил ни денег, ни усилий на приобретение драгоценных рукописей древних языческих авторов, а Пий II, благородный сиенец из рода Пикколомини, с тонким тактом разыгрывал роль античного мецената, был сам поэтом и восторженным поклонником природы. Первые призывы к безверию или к язычеству были едва слышны, а из античных философских систем, благодаря поселившимся в Италии грекам, Гемистию и Виссариону, наибольшим успехом пользовался платонизм или, вернее, новая форма неоплатонизма, переработанного в соответствии с христианскими идеалами.

Чтобы понять душу того периода Возрождения, полезно обратиться к пластическим художествам. Они показывают, до какой степени движение было поверхностным, до чего образованное общество, несмотря на свои увлечения, было еще в основе своей "средневековым". Правда, с 1450-х годов внешние формулы "готики" исчезают в итальянской архитектуре; культ угловатости, остроты, безудержного порыва сменяется увлечением полными, мягкими, соразмеренными формами; стрельчатую систему в архитектуре вытесняет колонна и круглая арка; готическую капитель - ордера по Витрувию, которого начинают изучать, а на смену шпиля является купол. Изваяния в то же время становятся все более спокойными, торжественными и жизненными, типичная же черта готики, жеманность (gentillesse), переходит в гибкую грацию. Но сквозь эти "новые покровы" продолжают просвечивать старые помыслы, старые внедрившиеся вкусы. Они сказываются в пропорциях, в массах и, главное, в чрезвычайной одухотворенности всего.

Так, архитекторы и декораторы хотя и клянутся античностью, однако это увлечение их сказывается в том, что они робко приставляют коринфские пилястры и колонки к грандиозным, чисто замкового характера палатам или заменяют ими в церквах прежние столбы, оставляя самый план и остов. Скульпторы уже изучают отрытые антики (Лоренцо Медичи и другие меценаты, как, например, Федериго Урбинский, собирают их в своих садах), но еще охотнее, по примеру прошлого, они изучают жизнь и делают это с непосредственностью, какой не найти в древних образцах. Надо к этому добавить, что редкие из найденных в то время статуй относятся к эпохе расцвета античного искусства, и, напротив того, подавляющее большинство их принадлежит времени упадка - к эллинистическому "академизму".


1 Сандро ди Мариано Филиппеппи, прозванный Боттичелли, родился во Флоренции в 1444 году. Впервые он упоминается в 1470 году в качестве исполнителя одной из "доблестей" для Мерканции. В 1474 году он призван расписывать пизанское Кампосанто, но из этого заказа ничего не вышло. В 1474 году Боттичелли упоминается в качестве декоратора, работавшего для праздника, устроенного по случаю заключения "Итальянского союза". В 1480 году он исполняет фреску для церкви Ognissanti. С 1481 по 1482 год он участвует, вместе с другими художниками, в росписи Сикстинской капеллы в Риме. В 1486 году им декорирован фресками зал в вилле Торнабуони в Киассо Мачерелли (ныне эти фрески в Лувре); в 1490-х годах он состоит приближенным Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи, а с отъездом последнего он поступает в число "piagnone" - сектантов Савонароллы. Последние годы Боттичелли почти не работал. Умер он 17 мая 1510 года.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Мечты Якоба (Адам Эльсгеймер)

Взятие Богородицы на небо (А. Серецо)

Бичевание спасителя (Якопо Беллини, рисунок)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Пейзаж в тосканской и умбрийской живописи второй половины XV века > Все о Сандро Боттичелли
Поиск на сайте   |  Карта сайта