Франческо Пезеллино

Мадонна с младенцем и со святыми (Алессио Бальдовинетти) Если Беноццо до некоторой степени можно рассматривать как продолжателя искусства фра Беато, то продолжателем искусства Мазаччо можно, с такой же оговоркой, считать Франческо Пезеллино, внука загадочного живописца Джулиано Пезеллино1. Живопись Беноццо уступает живописи его учителя в том, что касается духовного содержания, не представляя в то же время никаких успехов в техническом развитии; живопись Пезеллино (то немногое, что осталось от рано скончавшегося мастера) уступает поэтичному, захватывающему искусству фра Беато в отношении темперамента.

Безупречно стройные фигуры Пезеллино точно заворожены какой-то сонливостью; в своих исканиях стильности, в отрицании всего "лишнего" он идет так далеко, что картины его приобретают какой-то пустынный, "бедный" характер.

Эта последняя черта Пезеллино особенно сказывается в чрезмерной простоте фонов и в малочисленности "реквизитов". Сцены его разыгрываются то в каких-то подобиях гладких коробок, то среди пейзажа, чрезвычайно условный характер которого говорит об определенных стилистических намерениях мастера. Беноццо прибегает к "старомодным" схемам по неспособности создавать новые; у Пезеллино архаичность пейзажа выражается так резко, что здесь мы имеем дело, несомненно, со вкусом художника, страдавшего почти какой-то манией упрощения.

В этой простоте Пезеллино находил единственно подходящий аккомпанемент к строго-плавному стилю своих групп. Благодаря этому мы можем встретить у него такие "деревянные" скалы, такие игрушечные деревца, каких бы устыдились джоттисты треченто. Лишь в том, что за фигурами он развертывает дали, что характерное для XV века чувство простора не чуждо и ему, выражает и в пейзаже его принадлежность к поколению, следовавшему за Мазаччо2.


1 Франческо ди Стефано Пезелло родился в 1422 году, умер в 1457 г.; он был учеником Липпо Липпи.
2 Можно ли оставить за Пезеллино "Торжество Давида" в собрании леди Wantage в Локинг-гоузе? Мы видим очень пышный пейзаж в стиле фра Беато, животных (лошадей, гепардов, борзых собак), напоминающих и Учелло, и Беноццо, наконец, грациозные, типично ренессансные фигуры кавалеров и дам, имеющих общее с персонажами "Поклонения волхвов" в Берлине (Учелло? Пизанелло?). Замечательно красиво использован здесь эффект городской стены, украшенной башнями и уходящей по равнине и через холмы в глубину картины. Надо, впрочем, заметить, что об увлечении животными Джулиано Пезелло рассказывает Вазари: "Он держал в своем доме живые экземпляры всякого рода и изображал их с неподражаемым мастерством" - и далее: "В доме Медичи имеется картина на холсте его руки, изображающая нескольких львов, напирающих на стержни своей клетки и имеющих очень жизненный вид. Подобные картины писал он и в других местах, между прочим, льва, борющегося со змеей. Он очень жизненно написал, также на холсте, быка, волка и других зверей". Все это рассказывает Вазари о Джулиано, но как раз эта глава "Жизнеописаний" свидетельствует о том, что историк плохо различал между собой произведения деда и внука. Возможно, что и в приведенных словах он говорит о картинах Франческо, а не Джулиано. Это было бы в пользу атрибуции картины леди Вантэдж рассматриваемому нами мастеру. Окончательно, однако, невозможно оставить за Пезеллино интереснейшие в бытовом смысле картины, украшавшие некогда свадебные сундуки и находящиеся в собрании лорда Крофорда ("Кортеж царицы Савской" и "Царица Савская посещает Соломона"). Одна роскошь обстановки, архитектур, пейзажа, костюмов заставляет считать прежнюю атрибуцию лишенной основания. Однако нужно заметить, что костюмы действующих лиц не позволяют датировать этой картины позже 1460 года.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Западноевропейская книжная миниатюра

Гуляние в Тюильери (Габриэль де Сент-Обэн)

Страшный суд (В.М. Васнецов)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Пейзаж в тосканской и умбрийской живописи второй половины XV века > Художники
Поиск на сайте   |  Карта сайта