Значение Севильи и Валенсии

К концу века в испанской живописи начинают обнаруживаться явные признаки близящегося расцвета. С 1576 г. в Толедо живет Греко, и во все стороны от мастерской опального художника в опальной столице расходятся по стране лучи его пламенного творчества. На первых порах, впрочем, эти лучи будят лишь самые впечатлительные натуры, да и им еще не вполне удается расстаться с прежней скованностью. Два города, кроме того, сыграли важнейшие роли в завоевании художественной свободы и в достижении зрелости в испанской живописи: Севилья и Валенсия. Первая, поборовшая в себе увлечение итальянским маньеризмом, дала Хуана де Руеласа, а немного позже — Эррерустаршего и, наконец, Сурбарана и Веласкеса; Валенсия же, город Ианьеса, дала Рибальту и Риберу. Прямых последователей Греко, за исключением творчества его учеников — Орренте, Тристана и Майно1 — мы, пожалуй, не найдем, но все же громкие отголоски его искусства звучат в живописи двух создателей «севильской школы живописи» — Руеласа и Эрреры, и сильное впечатление оно произвело и на теоретика той же школы, на учителя Веласкеса — Пачеко.

Рибальта и Рибера в Валенсии, имевшей более постоянные сношения с Италией, были сравнительно мало задеты веяниями, шедшими из Толедо, и обновление их искусства произошло под более непосредственным влиянием итальянской живописи, причем в Рибере с особенной ясностью отразилось учение Караваджо. Надо при этом заметить, что эти два течения — Греко и Караваджо, — несмотря на огромную разницу в характере дарований художников, не означают в приложении к испанской живописи чеголибо взаимоисключающего. В обоих случаях мы встречаемся с непосредственным восприятием жизненных впечатлений, а главное — с решительным отказом от школьных прописей.

К сожалению, пути, которыми в Испанию проникали влияния Греко и Караваджо, — эти разнородные течения «натурализма» в широком смысле слова — все еще не выяснены и едва ли когданибудь будут выяснены вполне. В частности, мы ничего не знаем о первых сорока годах жизни Руеласа, о том, кто был его учителем, и действительно ли он побывал в Венеции2. На самом деле сходство Руеласа с Тинторетто, на котором так настаивают старинные историки и которое продолжают видеть и новейшие исследователи, очень условно. Напротив того, в ряде отдельных черт живописи мастера сказываются с полной очевидностью отражения искусства Греко, и особенно это становится заметным всюду, где мистические и реалистические элементы соединяются в одно неразрывное целое; ведь именно это соединение мы видим и в «Погребении графа Оргаса». Самый «тинтореттизм» Руеласа можно объяснить влиянием венецианца Греко, имеющего столь много общего и в приемах и в мыслях со своим прежним товарищем.


1 Об Орренте см. т. III; о Тристане и Майно, упоминаемых там же, мы говорим и ниже.
2 El licenciado или el clerigo Juan de Ruelas или Roelas, сын адмирала, родился в 1558 или в 1560 гг. (по другим догадкам, лишь в 1575 г.) в Севилье; о первых годах жизни художника ничего неизвестно, и нет возможности проверить утверждение Сеана Бермудеса о деятельности Р. в Оливаресе, где уже будто бы в 1603 г. он созаал часть тех картин, которые до сих пор в очень печальном состоянии сохраняются в церкви местечка; свое путешествие в Италию он должен был совершить до 1609 г., что объяснило бы зрелость его мастерства в картине «Король Сантьяго» Севильского собора, относящейся к этому году; в том же году Р. занимает в Севилье должность пресвитеракапеллана при церкви S. Salvador; в 1612 г. он зачисляется в братство (Hermandad) Senores Sacerdotes seculares de S. Pedro и пишет для него свое «Освобождение св. Петра» для капеллы San Pedro; в 1616 г. он отправляется в Мадрид с целью получить место при дворе, однако ему предпочитают портретиста Bartolotne Gonzales'a (Вальядолид, 1564 г. — Мадрид, 1627 г.), после чего Р. возвращается в Мадрид, а затем отправляется в Оливарес, где он с 1624 г. занимает должность каноника; согласно С. Бермудесу, Р. умер в Оливаресе 23 апреля 1625 г. Произведения мастера находятся в Оливаресе (Collegiata), в Севилье («Кончина св. Герменгильда», ныне в госпитале «de la Sangre», «Поклонение волхвов» в Convento de S. Isabel; шедевр мастера «Битва св. короля Яго с маврами» в соборе, 1609 г.; «Освобождение св. Петра» в S. Pedro, 1612 г.; «Явление Христа св. Игнатию Лойоле» в Sacristia Mayor собора; «Мучение св. Андрея» и «Сошествие Св. Духа» в музее, «Кончина св. Исидора в S. Isidoro; «Явление Богородицы св. Бернарду» в госпитале «de los Viejos»; «Обрезание» в университетской церкви; «Зачатие» в S. Gil), в Санлюкаре (большой ретабль) и в Берлине («Непорочное зачатие»). См. статью A. L. Мауег'а в «Monatshefte f. Kstwsft.», 1911, IV, 2.

Предыдущий раздел

Следующая глава


После смерти (Гойя)

Римская руина (Я. Асселейн)

Волшебник. 1957 г.


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Испанская живопись с XVI по XVII век > Художники Севильи и Валенсии
Поиск на сайте   |  Карта сайта