Земля экскурсии по иордании в Санкт-Петербурге.

Конфликт с Мурильо

Аллегория на бренность (Вальдес-Леаль) В истории севильской школы сохранилось воспоминание о тех неприязненных чувствах, которые питал Вальдес Леаль к Мурильо, и о тех интригах, которыми этот мастер отравлял существование своего знаменитого собрата. В этом хотят видеть проявление зависти Леаля, действительно пользовавшегося менее громкой славой и меньшим почетом, нежели Мурильо1.

Однако настоящую причину неприязни Леаля к Мурильо проще видеть в громадной разнице между характерами и дарованиями обоих мастеров. Нервный, резкий, вечно возбужденный, глубокий пессимист Леаль действительно не должен был выносить живопись мягкого, элегично настроенного, полного упования Мурильо.

И к этому еще присоединилась разница в красочном вкусе. Леаль последний из «ясных» красочников Испании; он любит цветистые перламутровые переливы и не боится ярких ударов, тогда как Мурильо — весь сдержанность, притушенность, «сурдинка».

При всей разнице в творчестве, оба мастера, однако, принадлежат к одному моменту истории испанской живописи — к ее склону, к «началу упадка». Но только у Леаля это выражается не в сентиментальном настроении, не в грации жестов и поз, не в преувеличенном изяществе, а в некоторой мелочности форм, в тесноте и плохой уравновешенности композиции, более же всего — в самом выборе тем. Самыми характерными для Леаля картинами являются две знаменитые его аллегории на мирскую суету, исполненные мастером по заказу «раскаявшегося Дон Жуана Севильи XVII в.» — Маньяры2.


1 Juan de Valdes-Nisa-Leal родился в Севилье 4 мая 1622 г. (отец художника был родом из Португалии), однако, свое образование Хуан получил (у Антонио дель Кастильо?) в Кордове, и там же в 1654 г. он женился на Изабелле де Моралес-и-Каррасквиллья; юноше покровительствовали граф де Ареналес и маркиз де Вилья-манрике; до 1656 г. Вальдес Леаль в Севилье не упоминается, несколько же юношеских работ до сих пор находятся в Кордове («Св. Андрей» 1648 г. в Сан-Фран-сиско) и в близкой Кармоне (1653 г.). К 1657 г. относятся красочные, пышные картины для монастыря S. Jeronimo de Buenavista (ныне в музее Севильи, в Дрездене и в Гренобле); к 1658 г. — один из шедевров мастера — монументальный, характерно барочный «Ретабль св. Ильи» в монастыре кармелитов в Кордове; к 1659 г. — ряд картин для монастыря S. Benito de Calatrava (в ныне закрытой для публики церкви монастыря «Montesion»); в 1660 г., при основании Севильской Академии, Вальдес Леаль значится ее «консулом», однако уже в том же году он, ввиду своего назначения «алькальдом живописи» в гильдии св. Луки, принужден отказаться от этой должности (в 1663 г. Вальдес Леаль снова числится мажордомом Академии, а потом его выбирают и президентом; именно в академической жизни ярче всего обнаружился сварливый и завистливый характер художника); к 1661 г. относится «Непорочное зачатие» в Лондонской галерее; в 1665 г. Вальдес упомянут в числе призванных к отбыванию воинской повинности в войне против Португалии (в документе его считают уроженцем Севильи); к 1667 г. — картина «Бракосочетание Богородицы» в соборе Севильи; приблизительно в 1670 г. в сотрудничестве с сыном Лукасом написаны картины «Жития св. Игнасия» в Севильском музее; в эти же годы художник занимается гравированием крепкой водкой. Высшей точки Вальдес достигает в работах 1672 г., исполненных им для госпиталя Caridad — в так называемых «Las Postrimerias»: «Триумфе смерти» и «Аллегории на бренность»; в этом же году он проводит несколько месяцев в Кордове; к 1674 г. относится ретабль, перенесенный из Сан-Франсиско в Capilla de Sagrario Севильского собора; в 1680-х гг. Вальдес занят как писанием картин для церквей, так и росписью лепных частей монументальных ретаблей, исполненных его товарищами-скульпторами; особенно значительна для этого периода картина для S. Clemente «Процессия св. Фердинанда» и роспись купола в этой же церкви; к 1686 г. относится картина в Прадо «Христос среди учителей»; в 1686 г. он занят для церкви Hermandad de los Venerables Sacerdotes (работы эти были закончены его сыном Лукасом). В 1689 г. Вальдес разбит параличом; умер мастер 14 октября следующего года. Дочь художника, Луиса де Моралес, вышедшая впоследствии замуж за Фелипе Мартинеса, была также художницей, писала миниатюры и гравировала крепкой водкой. Лукас де Вальдес родился в 1661 г.; умер (в Кадисе) в 1724 г. Ему принадлежат, кроме нескольких фресок в «Venerables Sacerdotes», большие фрески в S. Pablo: «Процессия св. Фернанда» и «Аутодафе Диего Дуро 1703 г.». Из других учеников Вальдеса Леаля — Ignacio de Leon Salcedo, Pedro de Uceda (1741 г.), Francisc Martinez de Cazorba, Clemente de Torres (1665—1730). Некоторый интерес представляет для нас последний, ибо ему приписывают в Эрмитаже близкую к Мурильо картину «Св. Иосиф»; однофамилец Клементе, сверстник Вальдеса Леаля — Matthias de Torres (1631—1711) — также представлен в Эрмитаже подписанной 1697 г. картиной «Представление во храм»; последний художник вместе с сыновьями славился, главным образом, в качестве фрескиста-декоратора, но писал также пейзажи и баталии. О Вальдесе Леале см.: докторскую диссертацию Celestino Martinez у Lopez «Valdes Leal y sus discipulos», Sevilla, 1907 г.; D. Aureliano de Beraete у Moret «V. L.» в «L'art et les artistes», 1911, февраль; E. Romero de Torres «V. L.» в «Museum», 1911, IX, и «La patria de V. L.» там же, 1912, III; P. Lafond «V. L.» в «Gazette des Beaux Arts», 1911 (ноябрь, декабрь) и отдельной книгой в 1914 г.; A. L. Mayer, глава X, в «Die Sevillaner Malerschule».
2 Кавалер ордена Калатравы дон Мигуэль де Маньяра де Лека (1626—1679) является одним из воплощений бессмертного типа «Дон Жуана», этого подлинного порождения чувственной, насыщенной жизненными соками Андалузии. Но только этот «безбожник и развратник» кончил свое существование иначе, нежели его предшественник Дон Жуан де Тенорио, легенда о котором была использована Тирсо де Молина в драме «Burlador de Sevilla», появившейся через четыре года после рождения Маньяры. Проведши бурную молодость, последний внезапно переменил образ жизни, принес публичное покаяние в своих грехах и посвятил себя всецело делам благотворительности. Грандиозным памятником этого назидательного покаяния, во время которого Маньяра не переставал оставаться меценатом, было превращение (с 1661 г.) старого госпиталя Сан-Хорге в великолепное богоугодное заведение, получившее название «La Caridad». Для церкви этого госпиталя Мурильо исполнил ряд своих наиболее значительных картин, из которых шесть еще на своих местах; для «хора» той же церкви Вальдес Леаль исполнил (около 1670 г.) знаменитые две картины, самые жуткие и самые красивые по краскам во всем его творении. Кроме того, Вальдес Леаль написал для Caridad и портрет раскаявшегося грешника, висящий ныне с прочими реликвиями в Sala del Cabildo. Аналогичную с данными аллегориями на «Суету сует» картину мне случилось видеть в 1909 г. у одного частного лица в Петербурге. Ее темный тон не позволяет, однако, вполне верить, что это произведение красочного Вальдеса Леаля.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Пейзаж с тремя нагими мальчиками (Александр Иванов)

Голова апостола Андрея (1830-40-е гг.)

Портрет госпожи Н.И. Петрункевич (Н.Н. Ге)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Испанская живопись с XVI по XVII век > Вальдес Леаль
Поиск на сайте   |  Карта сайта