Франциско де Рибальта

Видения св. Франциска (Рибальта Старший) Согласно ходячему мнению, это он учреждает в Испании — одновременно с Караваджо — "натурализм». И позднейшие картины мастера подтверждают, что до некоторой степени Рибальта был представителем «натурализма» в Испании. Но все же приписывать ему значение «испанского Караваджо» или идти, как это делают другие, дальше и видеть в нем самого насадителя натуралистического течения — нам представляется ошибочным.

Известным подтверждением такого мнения могло бы служить то обстоятельство, что Рибальта был лет на пятнадцать старше Микеланджело Меризи. Однако, с другой стороны, все ранние картины испанского мастера указывают лишь на его зависимость от формул обоих Хуанесов или, говоря шире, от того искусства, которое выросло на подражании мастерам «золотого века», и, напротив того, более определенно натуралистические черты встречаются только на позднейших произведениях Рибальты, написанных после того, как он побывал в Италии, где он мог и лично встретиться с Караваджо и видеть во всей свежести и новизне произведения своего собрата1.

Надо, впрочем, заметить, что «натурализм» не столько проник в испанскую живопись извне, сколько явился продуктом заложенных в самой природе испанцев начал, лишь ждавших благоприятных условий, чтобы выйти наружу. Нечто подобное этому явлению мы позже увидим и в Нидерландах. Проникновение «натурализма Караваджо» в Испанию не означает — наравне с проникновением академизма в духе какого-нибудь Тибальди — явления насильно и искусственно привитого. Напротив того, в Испании натурализм оказался вполне у себя дома, вполне отвечающим самым основным вкусам испанцев.

Недаром предыдущие поколения так тяготели к великим реалистам — нидерландским примитивам, недаром живопись леонардеска Ианьеса приобрела определенно-реалистический характер, недаром вся венецианская школа XVI в. была здесь столь любимой, недаром натурализм в скульптуре привел очень рано почти к эксцессам, недаром, наконец, великий «оргиаст жизни» Греко нашел себе здесь такое гостеприимство и был принят за своего. Можно даже допустить такое предположение, что на самое зарождение натурализма в Италии повлияло, до некоторой степени, распространение тех же испанских вкусов, того, что мы бы теперь назвали «испанской модой». Быть может, не последнюю роль в образовании Караваджо играло, например, его происхождение из Ломбардии, бывшей в то время испанской провинцией, и, во всяком случае, не надо забывать, что школа Караваджо нашла себе главное пристанище в Неаполитанском королевстве, опять-таки управлявшемся испанскими наместниками. Тем не менее именно с Караваджо начинается сознательное, теоретически укрепленное развитие нового течения, и лишь благодаря его суровой пропаганде оно получает нужную силу для борьбы с академизмом; с Караваджо, наконец, начинается мировое значение натурализма, тогда как деятельность какого-нибудь Рибальты носит скорее узколокальный характер.


1 При этом надо еще заметить, что до сих пор творение Рибальты-отца (Франсиско) не отделено от творения Рибальты-сына (Хуана); натуралистическая же черта в последнем вполне объяснима, как в художнике поколения Валентина, Хонтхорста и др.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Страсти Господни (Ганс Гольбейн-Младший)

У бассейна Цереры. 1897 г.

Гадальщица (Пьетро Лонги)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Испанская живопись с XVI по XVII век > Художники Севильи и Валенсии > Франциско де Рибальта
Поиск на сайте   |  Карта сайта