Влияния "латинской" культуры

Римский этюд (Д. Веласкес) C общим характером живописи на Пиренейском полуострове в XV в. мы познакомили читателей в первом томе нашего труда1.

Этот общий характер был «готический», с определенным уклоном в сторону нидерландской школы. В XVI в. нидерландские традиции продолжают уживаться вместе с новыми веяниями, проникавшими из Италии и означавшими поворот к красоте древних, но затем «латинские» влияния мало-помалу вытесняют «германские» (в значительной степени также поддавшиеся «латинизации»), и к концу столетия испанское искусство, в частности, испанская живопись, всецело пропитаны «латинской» культурой.

Для Испании такое изменение в характере искусства означало нечто иное, нежели для Нидерландов. Там ренессансный латинизм способствовал «приведению нового члена в общую мировую семью». Там Эллада и Рим «праздновали окончательную победу над варварами», и в этом триумфе «готические» Нидерланды оказались именно в положении как бы пленных и порабощенных. Они и в последующие времена не смогли вполне ассимилировать элементы, оставшиеся для их душевного мира чужими. Величайшие нидерландские «гуманисты живописи», и среди них Рубенс и Рембрандт, против собственной воли остались во многих отношениях «германскими варварами». Совершенно иначе дело обстоит в Испании (и во Франции), где, несмотря на все огрубение Средних веков, продолжали жить начала, заложенные еще во времена римского владычества. Здесь поворот к миру форм античного искусства не был изменой отечественному духу, здесь не варвары пришли учиться к просвещенным, а, напротив того, получился возврат к своему древнему. Как язык Италии и Франции не переставал быть в корнях своих языком античных римлян, так и в глубине художественного творчества Италии и Франции продолжали таиться элементы, которые только и ждали того, чтобы снова вырваться на поверхность и завладеть общественным вкусом. В частности, вот причина, почему ренессансная зрелость в Испании обнаруживается в ряде явлений почти внезапно, вот почему и в своих высших достижениях испанская живопись ни в чем не уступает итальянской. Изъясняясь на своем языке, она изъясняется свободно и просто. «Благородство стиля» — предмет главной заботы всего европейского искусства XVI и XVII вв. — ей дается без всякого напряжения и как бы даже помимо сознания.

Однако если зрелость форм в духе Ренессанса и стала очень скоро достоянием испанских художников, то нельзя сказать, чтобы с этого же момента испанская школа обогатилась и новым миром идей. В Германии, в Нидерландах мы видим обратное явление. Там, у Дюрера, у Скореля, у Луки Лейденского замечается переизбыток в наплыве именно новых идей, и в то же время затягивается борьба с каким-то собственным косноязычием2.


1 См. т. I. В качестве общих трудов об испанской живописи особенного внимания заслуживают следующие: Jose Gestoso у Perez «Ensayo de un Diccionario de los Artifices... que florecieron en Sevilla desde el siglo XIII hasta al XVIII», 3 тома, Sevilla, 1899, 1900, 1909, и его же «Sevilla monumental у artistica», Sevilla, 1889; Antonio Ponz «Viage por Espana en que se da Noticia de las casas mas apreciables у diguos de saberce que hay en ella», 18 томов, 2-е издание, Madrid, 1776—1794; Juan Agustin Cean Bermudez «Diccionario historico de los mas illustres professores de las bellas artes en Esparia», 6 томов, Madrid, 1800, переиздано в 1880; A. Palomino de Castro у Velasco «El Museo pictorico» (особенно том III «El Parnaso espanol pintoresco laureado»), Madrid, 1724; Jose Martinez «Discursos practicables del nobilisimo Arte de la Pintura», издание Кардереры, Madrid, 1866; F. Pacheco «El Arte de la Pintura», Sevilla, 1649; E. Tormo у Monzo «Desarrollo de la Pintura Espanola del siglo XVI» в «Varios estudios de Artes у Letras», Madrid, 1902, его же «La Pintura Valenciana en el 1400» в «Las Provincias», Valencia, декабрь 1909 и август 1910, и его же «La Pintura Arragonesa Cuatrocentista» в «Boletin de Madrid», 1909; Narciso Sentenach «La Pintura en Madrid desde sus origines», Madrid, 1907, и того же автора «The painters of the School of Seville», London, Druckworth; A. de Beruete у Moret «The School of Madrid», London, 1909; A. de Alcahali «Diccionario biografico de Artistas Valencianos», Valencia, 1897; C. Justi «Miscellaneen aus drei Jahrhunderten spanischen Kunstlebens», 2 т., Berlin, 1908; S. San-pere у Miguel «Los Cuatrocentistas catalones» 2 т., Barcelona, 1906; L. Mayer «Die Sevillaner Malerschule», Leipzig, 1911; его же «Studien zu Quatrocentestenmalerei in Nordwestkastilien» в «Repertorium f. Kstwsft.», 1909, и «Zur Geschichte der Malerei in Arragon und Navarta» в «Monatshefte f. Kstwsft.», 1910, май; Marcel Dieulafoy «Geschichte der Kunst in Spanien und Portugal», изд. «Ars Una», Stuttgart, 1913 (и тоже по-французски); статьи Е. Bertaux в «Histoire de l'Art» Andre Michel; каталоги галереи Прадо 1872 и 1913 гг.
2 Последняя черта не мешает их творению производить впечатление мощи и красоты.

Предыдущий том

Следующая глава


Портрет И.И. Левитана (Серов В.А., 1893)

Фрески в капелле Сан Северо в Неаполе

Первая шарманщица. 1917 г.


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Испанская живопись с XVI по XVII век > Введение
Поиск на сайте   |  Карта сайта