Натурализм

Фрукты (Караваджо) Характерным и наиболее прославленным в свое время искусством Италии XVII и XVIII веков был академизм во всех его разветвлениях, а также отчасти связанное с академической дисциплиной "оркестровое" творчество декоративного и официального порядка. Но рядом с этим grandartoм существовало другое искусство, отвечавшее не столько требованиям богатых и могущественных людей, сколько вкусам самих художников и тех, кто более интимно понимал живопись. Это другое искусство, существовавшее скорее для "кабинетов" любителей, нежели для стен дворцов и церквей, отражало некоторые народные и даже "уличные" вкусы, стояло вообще ближе к жизни.

Италия продолжала играть в глазах официальной Европы роль первой художественной страны не за это скромное искусство, а за деятельность Караччи, Гвидо, Джордано, Солимены и Тиеполо. Но разнообразные художники, стекавшиеся в Италию со всех концов мира и не желавшие непременно взбираться на какие-то Олимпы и Парнасы, находили и для себя здесь пищу. В свою очередь, колонии иностранцев, образовавшиеся в Риме, во Флоренции и в Венеции, стали влиять на скромное, интимное местное искусство.

Это заслоненное официальным искусством творчество, отражавшее простую жизнь, нашло себе самое яркое выражение в так называемом "натурализме". Вернее, в натурализме оно нашло себе объединение, известную систему и теоретическое обоснование.

Но и помимо натурализма, как наиболее определившегося и выделившегося течения, мы видим много независимых друг от друга проявлении той же потребности в сосредоточенной и непосредственной художественной работе.

Магдалина (Караваджо)Целые группы остаются вне круга влияния "натурализма" и все же отражают жизнь без оттенка велеречия и театральности. Другие группы или отдельные художники заражаются натурализмом, но умеют соединить его принципы с большой свободой, и как раз несколько самых отрадных явлений в итальянской живописи позднего барокко принадлежат к этой "средней" категории.

Натурализм - как и параллельное ему академическое течение - есть результат общих культурных условий, а не усилий отдельных личностей. Однако Микель Анджело Меризи, прозванный по месту своего рождения "Караваджо"1, является, несомненно, самым ярким представителем художественных исканий данного порядка, и за ним же остается заслуга придачи направлению, поборником которого он был, большой авторитетности.

Значительную роль при этом сыграл его личный характер: неутомимая твердость и упорство, доходящее почти до тупости, смелый авантюристский дух и даже известная грубость. Схоластическим тонкостям академиков он противопоставил простую истину: жизнь красива, и надо ее изображать какой она есть, - а в доказательство этого он брал на улице и в тавернах самые незамысловатые сюжеты и изображал их без всяких прикрас.

Картины выходили действительно заманчивыми, достойными интереса. Разумеется, для венецианцев, имевших уже целую школу подобных же реалистов, это не было новостью. Но в Венеции Караваджо и побывал только для того, чтобы поучиться на картинах Джордано и Бассано; всю же свою деятельность он посвятил Риму и югу Италии, где, напротив того, среди творчества маньеристов, вроде Чезари и Цуккаро, и еще до появления Караччи2, картины грубого здоровяка-ломбардца произвели освежающее действие. Все вокруг лгали и изолгались до такой степени, что даже не могли себе представить художественной жизни вне лживой изощренности. И вот оказалось, что можно написать голую правду, и это будет тоже искусство, своеобразно приятное искусство, правда, несколько неподходящее для парадных чертогов и для элегантных часовен, но вполне пригодное для интимного любования в кабинете "дилетанта".


1 Старинные биографы Караваджо относят год рождения Michelangelo Merisi, Merigi или Amerighi "da Caravaggio" к 1569 г., однако под этим годом рождения художника в регистре приходской церкви Караваджо (с 1569 г. только и начинаются метрические записи в нем) не помечено, и нужно думать, что скорее всего Караваджо был сверстником братьев Караччи, иначе говоря - дату его рождения нужно отодвинуть до 1560 г. Сохранилось предание, что Микель Анджело был сыном каменных дел мастера и что, будучи сам занят на постройках, юноша проявил свою склонность к живописи, помогая художникам при работах над стенной живописью. Несколько лет он провел в Милане, затем, по одним сведениям, отправился прямо в Рим, по другим, более похожим на правду, сначала посетил Венецию, где на него глубокое впечатление произвел Джорджоне. В Риме К. для заработка поступил к Арпино, но затем сошелся с одним живописцем-специалистом по "гротескам", благодаря которому крайне нуждающемуся мастеру достались первые значительные заказы и покровительство кардинала дель Монте. Религиозные картины Караваджо (для церкви S. Luigi dei Francesi и S. Agostino) обратили на К. всеобщее внимание Рима и послужили к тому, что он сразу занял положение реформатора и вождя нового направления в живописи. К сожалению, буйный и мрачный нрав художника не позволил ему воспользоваться своим успехом: повздорив во время игры в мяч с одним юношей, Караваджо смертельно ранил его (это было 29 мая 1606 г., причем сам художник чуть не лишился жизни) и вынужден был бежать в Палестину (по другим сведениям, в Дзагаролу, по третьим - в Палиано), а оттуда в Неаполь. Желание реабилитировать себя в глазах папы или жажда славы побудили затем художника принять приглашение гроссмейстера иоаннитского ордена Алофа де Виньякура и переселиться на Мальту, где он за свои работы был возведен в рыцарское достоинство. Однако Караваджо и здесь навлек на себя гнев властей, и за оскорбление одного важного сановника он был посажен в темницу, откуда, впрочем, ему удалось бежать. Опасаясь мести оскорбленного им человека, несколько раз художник меняет свое местопребывание в Сицилии и, наконец, отправляется снова в Неаполь. Здесь он находит извещение о своем помиловании и уже готовится к отплытию в Рим, когда его по ошибке арестовывают испанские власти. Недоразумение было вскоре выяснено, но фелука, на которую Караваджо уже успел переправить все свое имущество, ушла в море, и все попытки мастера разыскать ее остались тщетными. Биографы рассказывают, как Караваджо в отчаянии пошел пешком, под палящим солнцем, вдоль берега, не оставляя надежды увидать корабль, как по дороге он схватил лихорадку и как великий мастер скончался в глухой харчевне. Почти одновременно на той же дороге из Неаполя в Рим скончался главный соперник Караваджо - Аннибале Караччи.
2 Караччи появились в Риме, вероятно, несколько позже Караваджо. Их проповедь пришлась более по вкусу, ибо они, следуя принципу вбирать все хорошее, включали в свою программу, до некоторой степени, и натурализм, приноровив лишь положения его к монументальному стилю. Простоте Караваджо они противопоставляли всю "хитрость" своей художественной культуры, что было совершенно в духе всей той окончательно исхитрившейся среды, которая создала их успех.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Портрет девушки (В.А. Серов)

Мучение святого Севастиана (Лука Синьорелли)

Marche Comique (Патэр)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Итальянская живопись в XVII и XVIII веках > Микеланджело да Караваджо
Поиск на сайте   |  Карта сайта