Алехо Фернандес

Смерть и успение Пресвятой Богородицы (Фернандо де Льянос) Правда, из всех итальянских мастеров кватроченто «Мадонна» Фернандеса более всего напоминает самого архаического — Карло Кривелли. И робкий жест Марии, подающей цветок Младенцу, и условная поза последнего, и тяжелые, угловатые брокаты, покрывающие колени и плечи Царицы Небесной, все это мы уже видели на произведениях «запоздалого византийца». Но, с другой стороны, нельзя не отметить, что лик Мадонны получил нежную округлость и правильные черты, что пятна расположены широкими массами, что рисунок Младенца определенно выдает толковое изучение итальянских мастеров, — в общем же этот образ никак нельзя принять за картину нидерландца, и хотя бы такого нидерландца, который, подобно Массейсу или Провосту, уже подвергся итальянизации. Наконец, вполне ренессансными порождениями являются скромно приютившиеся за парапетом два ангела, а также два херувима, поддерживающие занавески сени.

Другая прославленная картина раннего севильского Возрождения — «Богородица завоевателей» (в Алькасаре) — считается также произведением Фернандеса. В ней полна прелести удлиненная, облаченная в парчу, плавно изогнувшаяся фигура Марии, под покровом которой стоит группа разных мореплавателей; внизу, на морской глади, выстроился флот каравелл, доставлявших в те дни в Севилью несметные богатства «Нового Света». Эта картина интересна еще и тем, что она как бы дает схему всех образов «Прославления Марии», в которых севильские художники выразили свои самые горячие религиозные порывы, и, в частности, схему бесчисленных «Непорочных зачатий», созданных в городе Мурильо.

Дальнейшие проблески ренессансных веяний мы находим в приписываемой Антону дел Ринкон иконе, изображающей короля Фердинанда и королеву Изабеллу1, в ряде произведений кастильца Педро Берругете2, а также во фресках и картинах его преемника в Авиле — бургундца Juan de Borgona3, в ретабле монастыря Сихены (ныне в музее Хуэски и в собрании Мунтадос), наконец, в произведениях мастера Родриго из Озоны и его сына4.


1 Считается, что Antonio del Rincon был родом из Гвадалахары (родился в 1446 г.), учился в Италии у Гирландайо и состоял придворным живописцем Фердинанда Католического, возведшего его в рыцарское достоинство ордена Сантьяго. Однако за последнее время самое существование Антонио подвергается сомнению, тогда как в одном старинном документе упоминается имя Эрнандо Ринкон де Фигьероа. В Эрмитаже Ринкону без всякого основания приписывалась «Мадонна» № 345, ныне убранная в кладовые. Упоминаемый в тексте образ в Прадо изображает, кроме королевской четы, их детей, а также двух духовников-доминиканцев, инквизитора Торквемаду и воспитателя принцев — Хуана-Педро д'Ангерра. Происходит этот образ из дворцовой капеллы в Авиле.
2 Pedro Gonzalez Berruguete является первой вполне определенной личностью среди кастильских живописцев; родился в Paredes de Nava; наиболее ранней его работой была (исчезнувшая ныне) стенопись в Sagrario и в галереях Толедского собора(1483—1495); умер мастер в Авиле до 6 января 1504 г., не успев докончить большой ретабль собора, начатый в 1499 г.; другая его работа — большой ретабль в церкви знаменитого доминиканского монастыря S. Tomas — была исполнена согласно желанию Торквемады, заказавшего, как кажется, художнику и два ретабля, посвященные св. Доминику и св. Петру, для той же церкви. Ныне в разрозненном виде они выставлены в Прадо (к «Ретаблю св. Доминика» относится воспроизведенная нами картина «Испытание огнем св. Доминика Гусмана», столь характерная для испанской религиозности). Берругете состоял придворным живописцем герцога Филиппа Красивого. Из подражателей мастера упомянем: Bernardo del Castro (подписная картина в собрании Lazaro), а также более подпавшего под итальянское влияние автора ретабля в капелле Las Cuevas собора в Авиле и большого ретабля в San Tomas в Торо.
3 Juan de Borgofia, уроженец, как это указывает его имя, Бургундии, состоял живописцем могущественного и просвещенного кардинала Хименеса; около 1500 г. он украшает, вместе с Алонсо Санчесом и Луисом де Медина, «Paraninfo» в университете, основанном кардиналом в Алькале; с 1508 по 1511 гг. он занят росписью фресками залы капитула в соборе Толедо (фриз из портретов архиепископов и поверх — большие сцены из Евангелия и «Жития Богородицы»; архитектура то готического, то ренессансного характера; фигуры, очень пластичные, напоминают живописцев Ломбардии); с 1508 по 1514 гг. мастер занят живописью в часовне «мосарабского» культа в том же соборе (воинственные сюжеты); по смерти Берругете и его преемника Santa Cruz Боргонье были заказаны (в 1508 г.) недостававшие еще картины в монастыре урсулинок в Саламанке. Из его преемников в Толедо выделяются Francisco de Amberes и Juan de Correa, уже обнаруживающий определенные черты «рафаэлизма» (картина в Прадо).
4 Мастер Rodrigo de Osona пользуется известностью уже в 1464 г.; в 1483 г. он пишет ретабль для собора Валенсии; на основании подписанного «Распятия» в церкви S. Nicolas ему приписывают ныне четыре картины (приблизительно 1500 г.) с «Житием св. Наркиса» в соборе Валенсии и девять картин большого ретабля в San Pedro в Хативе. Сын мастера, подписавшийся «Lo fill del Mestre Rodrigo» на картине «Поклонение волхвов» лондонской Национальной галереи, вероятно, тот самый художник, который работал в соборе Валенсии в 1510 г. и которому приписывают «Ретабль св. Дениса» (в сакристии собора). Как кажется, его кисти принадлежат и боковые створки триптиха Вермехо в Акви (см. примеч. 3).

Предыдущая глава

Следующая глава


Св. Василий (Эррера-старший)

Фантазия на перспективу у большой галереи Лувра (Ю. Робер)

Птичий двор. 1905 г.


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Испанская живопись с XVI по XVII век > Испанский Ренессанс > Алехо Фернандес
Поиск на сайте   |  Карта сайта