Azino777 предоставит вам шанс отлично провести время и неплохо подзаработать

Обзор истории живописи Италии. XVIII век

Ponte Molle (Дж. Б. Пиранези) Углубление в познание живописи XVIII века, замечаемое за последние годы, и все вызванные этим переоценки обнаружили, что итальянцы и в эпоху рококо были лучшими техниками в Европе. Но, кроме того, целая плеяда итальянских мастеров этого времени оказалась своеобразными и прекрасными поэтами. Перед тем, как окончательно распроститься с европейской гегемонией, итальянская живопись упорно сохраняет в продолжение всего XVIII века свое первое место рядом с французской, безусловно перегоняет Испанию и Нидерланды и находит даже возможным дать иллюзию жизненности классицизму. Лишь в связи со своим полным политическим и экономическим падением (что особенно сказалось после разгрома Наполеоновской империи) она смиряется, уходит на второй и даже на третий план, но и тут еще долгое время не теряет некоторых преимуществ в смысле чисто ремесленных знаний.

Само забвение, которое постигло искусство сеиченто и сеттеченто, отчасти основано на упадке в итальянцах "сил восприятия", того, что называется художественным пониманием. В XVII веке итальянцы, более, чем кто-либо, плененные ложным великолепием академизма, пропустили без настоящего внимания самые живые и красивые явления, все подлинное в живописи. Чем были для них Фети, Кастильоне, Креспи или Маньяско? Так и в XVIII веке, если они и "торговали" охотно своими гениями - Тиеполо, Каналетто, Гварди, то сами они все же не знали им настоящей цены и предпочитали им всех тех, кого отмечала их запутавшая сеть схоластических предрассудков. Наконец, в XIX веке, потеряв в себя веру, итальянцы даже стали стыдиться своих дедов и прадедов, окружая почетом лишь более отдаленных предков. Недаром теперь именно в Венеции труднее всего найти произведение Гварди или Тиеполо - все растаскали по всему свету более самостоятельные и изысканные ценители: французы, немцы, англичане и американцы; остались лишь "недвижимые" фрески. Показательно и то, что большинству из "первых" талантов итальянского сеттеченто пришлось искать заработка за границей (обоим Риччи, обоим Каналетто, Карлоне и бесчисленным комаскам, всем трем Тиеполо), а что первые художники своего времени: Гварди, Пьяцетта и Лонги - влачили у себя дома скромное существование мелких бюргеров. При этом заметим себе, что, в сущности, "итальянская" живопись XVIII века почти вся сводится к венецианской, к тому, что осталось жить по инерции в некогда самом жизненном из культурных очагов не только Италии, но и всей Европы.

Особенно характерно для положения художественных дел в Италии XVIII века то, что лучших мастеров можно без всякого труда зачислить в специалисты: Каналетто, Беллотто и Гварди в видописцы, Паннини, Пиранези и Гонзаго в перспективисты, Риччи, Тиеполо, Карлоне в декораторы., Лонги и Гецци в жанристы, Ротари, Розальбу в "живописцы головок" и т.д. Процесс дифференциации и специализации дошел до крайних пределов, и специальностями оказались поглощены лучшие таланты. Прежние же всеохватывающие гении сделались крайней редкостью, и едва ли не единственным таким гением за XVIII век является Тиеполо.

Проследив историю декоративной живописи в Италии до рубежа XIX века, мы имели случай познакомиться с рядом крупных художников, выдвинувшихся в трудном и ныне забытом деле стенописи вплоть до Камуччини. Мы узнали также нескольких мастеров, работавших в первые годы XVIII века преимущественно в менее видных областях и уже способствовавших выработке особого "вкуса века". Сюда относятся: Маньяско, Джузеппе Креспи, и к ним же нужно отнести еще и мощного портретиста Гисланди, беседа о котором отложена до "истории портрета".

Ныне нам следует заняться остальными "славами" сеттеченто, ставшими таковыми лишь за последние десятилетия. Мы узнаем лучших представителей пейзажа - как "чистого", так и "архитектурного", и мы узнаем художников, черпавших свое вдохновение в окружающей жизни. Одного из последних мы также успели встретить в главе о "бамбоччистах" - Франческо Лондонио, писавшего скромные картины из жизни крестьян и торговцев; нам предстоит теперь познакомиться с группой, имеющей более светский характер.

Итальянский пейзаж в XVII в., как самостоятельная отрасль, влачит скорее жалкое существование. Правда, столетие открывается с реформы в этой области Караччи и Альбани, которые составляют род кодекса формул пейзажа "благородного стиля"; правда, и кроме них мы найдем ряд красивых пейзажей у учителя Клода Лоррена (и многих других французов и итальянцев) - Тасси1, у Гримальди Болоньезе2, у Локателли3, у Пьерфанческо Молы и особенно у Сальватора Розы и его аколитов4. Однако что значит все это в сравнении с достижениями в той же области и за тот же период времени в других странах, особенно в Нидерландах и во Франции? И не странно ли, что даже пребывание в продолжение многих лет таких великих и жизненных поэтов, как Эльсгеймер, Пуссен, Клод Лоррен и Бот, не расшевелило в итальянцах способности прислушиваться к вещим голосам природы? Даже лучшие пейзажи Караччи, Гримальди или Молы уступают созданиям Клода в смысле своей прочувствованности и убедительности, и даже знаменитые "разбойничьи местности" Розы кажутся "театральными", если их сопоставить с живой правдой голландцев.


1 Agoetmo Tassi, о котором Бальдинуччи говорит, что он изобрел особые правильные способы рисовать базы и капители (не на глаз, как это делали другие пейзажисты) и "охотно давал советы и уроки, особенно что касается перспективы", родился в 1566 г., умер в 1644 г. Считается учеником Бриля. Отличался очень предосудительными нравами и в юности был приговорен к каторге; в дни папы Павла V (1605-1621 гг.) был излюбленным декоратором в Риме (им расписана в 1619 г. вилла Ланте); особенно охотно писал морские гавани и архитектурные trompe lоеil`и; заподозренный в соблазне дочери своего друга Орацио Джентилески - Артемизы (впоследствии известной художницы), подвергнут битью кордой: дом Тасси у Porto del Popolo был местом сходки самых темных личностей, от которых неоднократно приходилось страдать самому хозяину. Значение Т. было бы для нас более ясным, если бы сохранилось больше его достоверных произведений. Среди учеников Тасси мы находим, кроме Клода Лоррена, и лучшего неаполитанского перспективиста, обычного сотрудника Спадаро, - Вивиани Кодагора-Кодацци.
2 Giovanni Francesco Grimaldi, прозванный "il Bolognese", родился в Болонье в 1606 г.; считается учеником братьев Караччи, из которых, однако, он мог застать в живых одного Лодовико; в Риме мастер занял очень выдающееся положение, пользуясь покровительством Иннокентия X, для которого Г. работал в Ватикане и в Квиринале; для племянника папы, князя Памфили, Г. расписал виллу Bel Respiro; в 1648 г. мастер принимает приглашение кардинала Мазарини и отправляется в Париж; по возвращении в Рим он пользуется покровительством Александра VII и Климента IX. Умер Г. в Риме в 1680 г. "Болоньезе Гримальди" отлично владел не только элементами пейзажа, но и человеческой фигурой, в этом убеждают его картины в Дармштадтской галерее, фрески во дворце Квиринала, а также многочисленные его рисунки с натурщиков и его гравюры. Пейзажи Гримальди, выдержанные в красивой, широкой манере, представляющей нечто среднее между работами Караччи и Молы, украшают галереи Лувра, Боргезе в Риме, Эдинбурга и др.
3 Andrea Locatelli, или Lucatelli, родился в Риме в 1660 г.; сын и ученик живописца Пиетро Л., ученика и подражателя Пиетро ди Кортоны (умер после 1690 г.); вторым учителем мастера был П. Анези; умер Л. в 1741 г. в большой нужде, в которой повинен его причудливый характер и слишком разборчивое отношение к покупателю. Картины отличного художника отсутствуют в больших музеях. Три красивых пейзажа украшают музей Академии Художеств.
4 Среди этих "аколитов" Розы интересным мастером представляется Filippo Napohtano Liagno, или Llanosu dAngeli, работавший в Неаполе и во Флоренции и умерший юным в Риме: возможно, что он был предшественником Розы (по одним сведениям, он родился еще в конце XVI в.), возможно - что его современником. Существует автопортрет Филиппе (его ли?) в Уффици, подписанный "Filippo d`Angeli Romano, 29 Nov. 1622", ряд гравюр (в галерее Корсики) и ряд изящных рисунков (марин во вкусе Клода) в Лувре.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве (В.М. Васнецов)

Авраам, принимающий трех странников (А.А. Иванов, 1850-е)

Страшный суд (В.М. Васнецов)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Итальянская живопись в XVII и XVIII веках > Сеттеченто
Поиск на сайте   |  Карта сайта