Марко Риччи

Руины (Марко Риччи) Лишь Маньяско в конце XVII века удается обогатить и оживить формулы Розы. В сущности, и он повторяет вслед за последним то, что неаполитанец получил от изучения гравюр Калло и Беллы. И у Маньяско в Эрмитаже "разбойничьи станы" или морские берега носят явные следы известной рутины, выработанной не столько от жизни в природе, сколько от посещений картинных коллекций. Но зато в каждом мазке мастера, в каждом оттенке его излюбленных сине-зеленых и золотисто-оливковых красок чувствуется необычайно сильный темперамент живописца. Как декорации комнат, эти "самоцветные", при всей своей темноте и густоте красок сияющие картины превосходят все, что создано в этом роде, не исключая более поэтичных, но и более надуманных пейзажей Розы.

Многое от Маньяско унаследовал Марко Риччи, племянник знакомого нам вождя венецианских декораторов - Себастиано Риччи1. Но Риччи имеет и свои особенности. Во-первых, это чудесный архитектурный живописец, - его офорты и его картины в Вичентинском музее в достаточной мере доказывают это. А затем Марко, при известной склонности к рутине (черте, свойственной всем художникам XVIII века), и поэтичный певец натуры, более проникновенно относящийся к своему объекту, нежели Маньяско, и тем самым являющийся переходной ступенью от генуэзского "оргиаста" к нежному, чувственному Гварди. Какие чудесные партии трепещущих деревьев, какие великолепные небеса встречаются на лучших его холстах; и какой это превосходный рисовальщик, уверенно справляющийся с "раскладкой" масс и планов!2

Мы только что упомянули об архитектурных пейзажах Риччи. У него такие пейзажи - исключения; наоборот, длинный ряд художников превратили архитектурную живопись в совершенно обособленную отрасль, в которой итальянскому искусству досталось создать немало прекрасных произведений.

Настоящими родоначальниками этой отрасли (не говоря уже о мастерах XIV и XV веков) были те художники "полного возрождения", которые охотно предоставляли свои силы к услугам театральных представлений. Среди них мы находим самого Рафаэля, Перуцци, Франчабиджо, Понтормо, Бекафуми, Бронзино и нескольких других. К самым ранним, чисто перспективным trompe lоеilям, исполняющим роль театральных декораций в домашней обстановке и как бы "вскрывающим стены", принадлежат обе фрески Перуцци в верхнем салоне виллы Фарнезины. К концу же века иллюзионно-архитектурная живопись все более и более специализируется, причем она находит себе очень важное подспорье в усиливающемся поклонении античности и в изучении остатков древней архитектуры. В конце XVI века налицо уже обе специальности, как таковые: иллюзионно-архитектурная живопись, имеющая много точек соприкосновения с театрально-декоративной и с той орнаментально-архитектурной живописью, которая являлась на помощь фигуристам при росписи плафонов и стен, с так называемой "квадратурой", и - живопись руин, отвечавшая более интимным "сентиментальным" потребностям. - В последней специальности немало потрудились нидерландцы, начиная еще с Гэмскерка и Коуке и кончая П. Брилем, Брэнбергом, Асселейном, Вэниксом и теми мастерами, с которыми мы еще встретимся при обсуждении "пуссеновского" пейзажа.


1 Марко Риччи родился, по Cividal di Belluno, в 1673 г.; ученик своего дяди (который был учеником Маньяско). Марко отличался очень беспорядочной жизнью и был постоянным посетителем таверн; однажды он убил в ссоре гондольера и, во избежание наказания, бежал в Далмацию, где он пробыл четыре года и откуда ему дозволено было вернуться лишь благодаря хлопотам Себастиано; с последним Марко отправился в Париж (1710 г.) и в Англию; по возвращении в Венецию, он прожил тринадцать лет в доме у дяди, которому пришлось неустанно следить за тем, чтобы Марко, страдавший приступами черной меланхолии, не лишил себя жизни; к сожалению, это все же не удалось Себастиано, и Марко отравился путем постепенного увеличения доз прописанных ему лекарств; умер Марко Риччи 21 января 1729 г. и погребен в S. Moise. - Картины Риччи находятся во многих частных собраниях, а также в музеях Вены, Дрездена и Турина; декоративные картины мастера украшают некоторые дворцы Венеции и ее окрестностей. Серию в 24 картины, украшавшую собрание консула Смита, издал в 1743 г. Дзанетти под заглавием: "Ricci Marci Bellunensi Tabulae XXIV coloribus expressae quae extantin edibns... Smith". Другие его пейзажи гравированы Бартолоцци, Вольпато, J. Spilsbury, Виваресом, Шателэном, Ньютоном, Д. А. Фоссати, Джаксоном (на дереве в несколько красок). Прекрасны и собственные офорты художника - между прочим, серия: "Varia M. Ricci pictoris paestantissimi expеrimenta ab ipsomet autore invento dilineata...", Venetiis, MDCCXXX. Тот же Дзанетти утверждает, что со времен Тициана и среди современников не найти пейзажиста, который равнялся бы Марко Риччи, и в этом же духе отзывается Ланци, указывающий при этом, что лучшие картины мастера ушли в Англию.
2 Несравненно слабее, но все же не лишены приятности остальные "чистые пейзажисты" XVII и XVIII вв. в Италии, все очень бравурные техники и почти не знакомые с тем, что такое настроение. Более других интересны: феррарец Giuseppe Zola (1675-1744 гг.), болонцы - G. В. Viola (1571-1622 гг.) и специалист по "зимам" Ferdinande Foscbi (середина XVIII в.; картины в Лилле, Гренобле, Дармштадте, у кн. Аргутинского); туринцы - P. Bagetti (1764-1833 гг.) и Amedeo Cignaroli (1730-1880 гг.); флорентиец Jacopo Chiavistelli (1618-1698 гг.); специалист по маринам пизанец P. Chiafferi (около 1680 г.); миланец P. Antoniani (умер в 1775 г.); венецианцы Giuseppe Zais (ученик Цукарелли; умер в 1784 г.) и Antonio Diziani (сын "фигуриста" и декоратора Gaspero). Особенно в моде были в XVIII в. (главным образом, в Англии) "аркадийские" пейзажи переселившегося в Венецию флорентийца Francesco Zucarelli (1702-1788 гг.; ученика P. Anesi и G. B. Morandi), да и в наши дни мания "воссоздавать в обстановках былое время" привела к известному пробуждению интереса к забытому мастеру (несколько приторные, но не лишенные изящества образцы творчества Ц. - в Эрмитаже, в Венецианской Академии, в Лондонской галерее и во многих других местах).

Предыдущая глава

Следующая глава


Луи Жиль Бенуа (дед А. Н. Бенуа). 90-е г. XVIII в.

Голуби на чаше (мозаика виллы Адриана в Тиволи)

Неутешное горе (Крамской И.Н., 1884 г.)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Итальянская живопись в XVII и XVIII веках > Сеттеченто > Марко Риччи
Поиск на сайте   |  Карта сайта