Сказочные фрески Пинтуриккио

Святая Екатерина перед императором (Пинтуриккио) Если мы теперь обратимся к сохранившемуся творению Пинтуриккио, то мы убедимся, что оно не что иное, как парафраз искусства Перуджино. Особенное внимание Пинтуриккио обращает вообще на всю "постановку" своих действий: на костюмы действующих лиц, на декорации, аксессуары. Но всякая отдельная черта здесь выдает свое происхождение от Перуджино, причем все, как в общем замысле, так и в тонкости красок, уступает прототипу. Эта "постановка" Пинтуриккио грубее постановки Перуджино1. В то же время она, пожалуй, и декоративнее. Настоящая сила Перуджино - в его станковых картинах, и поразительные достоинства "Передачи ключей" являются исключением во фресковой живописи мастера. Напротив того, настоящая сила Пинтуриккио в стенных композициях, которыми он умеет действительно обогатить и развеселить предоставленные под его уборы помещения. Каждая фреска Пинтуриккио в отдельности нечто довольно пустоватое, крайне наивное и условное. Однако в общем эффекте яркие его краски, обилие золота и изощренная орнаментика, которой он любит окружать свои главные сюжеты, производят чарующее впечатление. Стоит перешагнуть порог высокого и светлого библиотечного зала при Сиенском соборе, как сразу исполняешься какого-то сказочного настроения, точно пришел на праздник, устроенный для милых, ласковых детей, точно слышишь веселую музыку и вдыхаешь садовые ароматы. И все это благодаря именно декорациям во фресках Пинтуриккио, тогда как фигуры в них оставляют посетителя равнодушным.

Особенной эволюции и в творчестве Пинтуриккио нельзя отметить. В целом оно ровно и полно безмятежного настроения. К ранним его картинам относится "Поклонение волхвов" в палаццо Питти, где чарует оливковато-бурый перуджиновский пейзаж с "искусственной" пещерой слева, с серыми домами справа. Вероятно, около 1480 г. в "свите" Перуджино Пинтуриккио попадает в Рим. Здесь он помогает учителю в писании фресок "Обрезание" и "Крещение" (пейзаж последней, может быть, принадлежит целиком ему), и здесь же он исполняет первую большую самостоятельную работу - роспись капеллы Буфалини в церкви Арачели. Лучшая среди прелестных фресок этого цикла, "Погребение св. Бернардина", воспроизводит декорацию "Передачи ключей", но в менее строгом стиле и с добавлениями, которые лишают ее ритма и величия. В 1492 г. Пинтуриккио достается роспись комнат пресловутого Александра VI Борджии в Ватикане. Эта декоровка - шедевр мастера, и опять-таки главное достоинство ее - не драматизм в передаче эпизодов, не характеристика действующих лиц, а общий "богатый" характер всего и, главным образом, красивые пейзажные фоны, в которых схемы Перуджино повторены с каким-то уклоном в сторону "светскости".

Для склонности Пинтуриккио к роскоши характерно, что во фресках "апартаментов Борджии" он часто, по примеру венецианцев, делает некоторые детали и даже изображения целых архитектурных памятников (например, башню, фонтан, триумфальную арку) выпуклыми2 и не чуждается, где только возможно, обогатить свои картины позолотой. Краски его густые, глубокие, точно масляные, выдерживают соседство этих рельефных частей и золота. Тем не менее все при этом имеет плоский вид, скорее всего благодаря его недостаточным для времени знаниям перспективы, что, впрочем, не вредит "коврово-декоративному" смыслу его композиций.

В большинстве случаев мастер рассказывает главный сюжет (из легенд св. Варвары, св. Сусанны, св. Себастьяна) в виде сцены, разыгранной на первом плане. Сейчас позади он ставит какую-нибудь крупную архитектурно-декоративную деталь3, а за нею раскидывает обычный умбрийский пейзаж, с его зелеными холмами, кудрявыми, прозрачными деревьями и игрушечными скалами, среди которых он и помещает классические памятники (Колизей и другие развалины на "Св. Себастьяне", арку на "Диспуте св. Екатерины"). В сущности, "вкус" у Пинтуриккио тот же, что у Фабриано, Пизанелло и Гоццоли, только несколько утонченный. Интеллектуально Пинтуриккио стоит, пожалуй, даже ниже каждого из них, но вообще в это время живопись повсеместно в Италии сделала столь значительные шаги вперед, что на поверхностный взгляд произведения нехитрого декоратора превосходят создания его предшественников.

В 1501 г. Пинтуриккио занят фресками в Спелло. Здесь, между прочим, он пишет прелестное "Благовещение", в котором повторяет обычный у Перуджино портик на граненых столбах; но эту схему он разукрашивает сверху донизу сложными арабесками. Характерна для его более наивного вкуса несуразность заднего плана: садик с наивными плетнями (такие же плетни он изображает и в саду Сусанны, искушаемой старцами), ажурная ограда на столбах с аркой посреди, дальше - харчевня на большой дороге, замок, горы. Все это сопоставлено без объединяющей архитектоники, без всякой внутренней необходимости и с очень приблизительной перспективой. Пинтуриккио считал, однако, этот свой труд настолько значительным, что поместил на стене под полкой с утварью (писанными en trompe l'oeil) свой портрет в рамке, с дощечкой, снабженной своим именем.


1 Один нежнейший пейзаж в луврской картине "Аполлон и Марсий" говорит, безусловно, за авторство Перуджино (если не Рафаэля), но только не Пинтуриккио.
2 Пинтуриккио был знаком с венецианским искусством. Это доказывают встречающиеся на его картинах изображения животных, а в одной из фресок - целиком повторенный этюд сидячего турка Джентиле Беллини.
3 Фреска с "Мучением св. Себастьяна" напоминает в некоторых частях (особенно в декорации) композиции на ту же тему падуанцев. Пинтуриккио мог узнать произведения северных школ во время своего пребывания в Умбрии и в Марках; к тому же в 1488-1490 годах сам Мантенья расписывал Ватиканский Бельведер, впоследствии разрушенный. Но все падуанское у Пинтуриккио превращено в нежно-умбрийское. Ведь он работал для папы, врага Савонароллы, для неисправимого чувственника, Александра VI. Сама религиозность Пинтуриккио потому, вероятно, и имеет легковесный характер, что он жил среди светской, эпикурейской атмосферы папского двора. Здесь к священным вещам с веками выработалось совершенно циничное отношение. Благочестие ценили как источник дохода и прикрывали им слишком явный позор нравственного падения.

Предыдущая глава

Следующая глава


Потоп (Микель Анджело)

Комната Арапа. 1917 г.

Лето (А.Г. Венецианов)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Пейзаж в тосканской и умбрийской живописи второй половины XV века > Пинтуриккио > Сказочные фрески Пинтуриккио
Поиск на сайте   |  Карта сайта