Париж. 14 ноября 1957 г.


Не огорчайтесь относительно судьбы моего архива и т. п. Никаких решений я не собираюсь принять в ближайшее время, и во всяком случае мое основное желание было бы, чтоб все, что представляет документальный интерес о деятельности моей и всего нашего кружка, досталось бы родине. Но вопрос этот требует всестороннего обсуждения. Столь же сложен и вопрос об издании моих дальнейших воспоминаний. Дело это застряло, и все здешние условия таковы, что не предвидится в близком будущем момент, когда оно снова может сдвинуться с места.

Очень мне было приятно узнать, что Вам удалось достать коллекцию всех газетных статей. Я тоже обладаю такой же. Было бы интересно их дополнить одну посредством другой, снабдив все необходимыми примечаниями. Пожалуй, этим была бы заслужена благодарность будущих историков русской культуры. Что же касается в частности “Amadeo”, то, хотя убей, а я теперь не припомню, что это или кто это. Единственный псевдоним, которым я когда-то пользовался — это Б. Вениаминов, но, пожалуй, в период сотрудничества в “Речи” я уже не имел случая им пользоваться. Что же касается до спектакля “Маскарад”, то мне помнится, что нелепо роскошную его постановку я почему-то увидел позже.

…Увы, кроме как в английском переводе, моя книга о балете не существует. Помешала война 1939 г. Затевавшееся было Капланом русское издание показалось ему вследствие каких-то чисто личных причин нежелательным, и рукопись моя продолжает томиться у меня в заветной корзине. А следовало бы ее издать. Как-никак, а мое сообщение, касающееся области, ныне сделавшейся какой-то вселенной манией, сообщение свидетеля № 1, обладает значительным интересом...

Вернуться к списку писем: По адресатам
По хронологии

Три Марии у гроба господня (Губерт ван Эйк)

Меццетэн (А. Ватто)

Портрет С.Н. Тройницкого, директор Эрмитажа. 1907 г.


Главная > Переписка > И.С. Зильберштейну 1957 год.
Поиск на сайте   |  Карта сайта