Пример программного подключения твердотельного реле в плк овен.

Заключение

Пир богов (Иоахим Втеваль) Творения всех мастеров данной группы означают какой-то предел. Дальше в этом направлении, начавшемся еще в орнаментированном искусстве Блеса, Энгельбрехтсена и Лукаса Лейденского, идти было некуда. Быть более гибким и складным, нежели Корнелис и Втеваль, просто невозможно. Вот почему произведения этого крута способны доставить удовольствие - точь-в-точь так же, как мастерски разыгранная пьеса в исполнении первоклассного виртуоза или как ловко исполненный фокус.

Но этим их значение не исчерпывается; как своеобразная реакция против сухости и педантичности "академизма", можно считать, что художники этой плеяды виртуозов сыграли свою благотворную роль.

На подобных образцах могли развить свободу своего мастерства все "ранние голландцы", как, например, Абр. Блумарт, Ян и Эзайас ван де Вельде, Бейтевех, Дирк Гальс и сам великий Франс Гальс; эти же произведения должны были "тешить" и "веселить" Рубенса. Если "маньерист" Спрангерс и не мог подвинуть последнего в изучении природы в целом (пейзаж, например, у Спрангерса и у его единомышленников сведен к каким-то грандиозным шаблонам1), то все же именно Спрангерс научил Рубенса той "развязности" в обращении с человеческой фигурой, которая сослужила затем гениальному художнику великую службу в созданий его грандиозного и ликующего гимна жизненному пиру2.


Грехопадение (Корнелис Корнелисен)1 Воспроизведенная нами гравюра на дереве Гольциуса "Мельница" есть редчайшее исключение в его творчестве.
2 В общей истории живописи не имеет смысла останавливаться на целом ряде нидерландских художников XVI в., превосходных знатоков своего дела, но не внесших ничего своеобразного в эволюцию искусства. Упомянем лишь имена наиболее выдающихся членов брюггской семьи Claeyssins, или Ciaessens: Pieteraa I (умер в 1576 г.), Pietera II (умер в 1623 г.) и Gillisa (умер в 1607 г.), брюггского мастера Яна ван Конинкслоо (1484-1554 гг.), автора брюссельского "Алтаря св. Анны" (1546 г.), антверпенского мастера Гиллиса Коньета (1538-1599 гг.), мехельнского художника Криспина ван дер Брука (1520-1601 гг.). Далее следует назвать Теодора Бернарда, Питера Влеригса (также бывшего учеником Тинторетто), Вирингена, Корнелиса Гениссена, Петера Фурниуса, Жака и Виллема де Гейн, Криспина де Пасс, Иогана Заделера, Аарта Мейтенса и других. Несколько большего внимания заслуживают антверпенцы Адриан де Вердт (1510-1590 гг.) и Иос де Винге (1544-1603 гг.). Картин первого не дошло до нас, но, судя по ряду гравюр с его композиций, он является наиболее ритмичным и изящным среди нидерландских "пармеджанистов". Возможно даже, что именно с Вердта и надо начинать отдельное обсуждение только что разобранной группы художников - виртуозов, ибо он ранее других побывал в Италии и прожил там многие годы (вернулся до 1566 г.). Винге также жил долгое время в Италии, состоял затем придворным художником штатгальтера Алексан дра Фарнезе и закончил жизнь во Франкфурте. Картин мастера сохранилось не много, но все они так же, как и гравюры с его композиций, отличаются изумительной виртуозностью, а иногда и сильным чувством жизни. Некоторые его "балы" и "маскарады" достойны занимать видное положение в истории бытовой живописи (картины в Амстердаме, в Будапеште, в Дюссельдорфе, в Вене; гравировали с Винге Т. де Бри, Иог. и Р. Заделер, А. Виркс и др.). С целой плеядой художников, среди которых мы встретим славные имена - Моро, Дирка Барентса и Кетеля, мы еще ознакомим в истории портрета. Укажем лишь сейчас на близость их к венецианцам. Кетель даже дошел до фокуснической виртуозности в том, как он, в подражание Тициану, писал пальцами вместо кистей. Приходится также пропустить без подробного обсуждения творчество тех нидерландских "романистов", которые переселились в чужие края, являясь всюду желанными учителями для местных художников и многосторонними исполнителями затей меценатствующих государей. Чтобы убедиться в значении нидерландского искусства во второй половине XVI в., достаточно вспомнить, что в самой Флоренции, в этом сердце итальянской художественной жизни, главные роли в пластике второй половины XVI в. принадлежат двум нидерландцам: Джованни да Болонья и Пиетро Франкавилле (Francheville), да и творческие силы несравненно менее даровитого художника (скорее "провинциального" оттенка) Giovanni Stradano из Брюгге (Jan van der Straet 1523-1605 гг.) находят себе здесь применение при дворе тосканских герцогов. Другой нидерландец-антверпенец Denys Calvaert (1540-1619 гг.) - учитель Каррачи, Гвидо Рени и Доменикино - играет одну из первых ролей во втором для того времени художественном центре Италии, в Болонье, и до некоторой степени может считаться одним из родоначальников "болонского академизма". Первые роли принадлежат нидерландцам в XVI в. и во Франции; не только знаменитые портретисты Клуэ и "Корнейль де Лион" (о них подробнее дальше, во второй части нашего труда) оказываются на поверку брюссельским (Jehan Cloлt) и гаагским (Corneille natif de la Haye) уроженцами, но к нидерландской школе приходится отнести и таких мастеров, как представителей "школы Фонтенбло": Леонар Тири из Девентера (1500? - после 1565 гг.) и Амбруаз Дюбуа (1543-1614 гг.). Первоклассными художниками представляются два нидерландца, работавшие в Испании: Педро Кампанья (Peter de Kempeneer (1503-1580 гг.)), автор прекраснейшего "Снятия с Креста" в Севильском соборе (и предполагаемый автор "Шуваловского триптиха"), и Антонио Моро, которому принадлежит одно из самых видных мест в истории портрета. О нидерландцах, работавших при дворе мецената-императора Рудольфа II, мы уже говорили. Аналогичную со Спрангерсом роль при Баварском дворе играл опять-таки фламандец - романист, первоклассный скульптор, зодчий и живописец - Петер де Витте "Кандидо" (родился в 1540 г. в Брюгге; с детства во Флоренции; с 1586 г. в Баварии; умер в начале 1628 г. в Мюнхене), автор торжественного бронзового мавзолея императора Лудвига Баварского в Liebfrauenkirche, грандиозной "Баварии" в дворцовом саду, "Виттельбаховского фонтана" во дворе Residenz, серии прекрасных шпалер с сюжетами из прошлого Виттельбахов, а также длинного ряда декоративных и религиозных картин, разбросанных в Residenzen, в Luitpoldgymnasiume, в Национальном музее, в церквах Мюнхена и в замке Шлейсгейм. При дворе же герцогов баварских работал сотрудник Вазари, уроженец Амстердама Ламберт Зустрис.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Кладбище (А.Н. Бенуа)

Вид из окна дома Бенуа на Никольской улице.

Благовещение (Александр Иванов)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Нидерландская живопись в эпоху ренессанса > Перед новой эрой > Заключение
Поиск на сайте   |  Карта сайта