Пример программного подключения твердотельного реле в плк овен.

Заключение

Пир богов (Иоахим Втеваль) Творения всех мастеров данной группы означают какой-то предел. Дальше в этом направлении, начавшемся еще в орнаментированном искусстве Блеса, Энгельбрехтсена и Лукаса Лейденского, идти было некуда. Быть более гибким и складным, нежели Корнелис и Втеваль, просто невозможно. Вот почему произведения этого крута способны доставить удовольствие - точь-в-точь так же, как мастерски разыгранная пьеса в исполнении первоклассного виртуоза или как ловко исполненный фокус.

Но этим их значение не исчерпывается; как своеобразная реакция против сухости и педантичности "академизма", можно считать, что художники этой плеяды виртуозов сыграли свою благотворную роль.

На подобных образцах могли развить свободу своего мастерства все "ранние голландцы", как, например, Абр. Блумарт, Ян и Эзайас ван де Вельде, Бейтевех, Дирк Гальс и сам великий Франс Гальс; эти же произведения должны были "тешить" и "веселить" Рубенса. Если "маньерист" Спрангерс и не мог подвинуть последнего в изучении природы в целом (пейзаж, например, у Спрангерса и у его единомышленников сведен к каким-то грандиозным шаблонам1), то все же именно Спрангерс научил Рубенса той "развязности" в обращении с человеческой фигурой, которая сослужила затем гениальному художнику великую службу в созданий его грандиозного и ликующего гимна жизненному пиру2.


Грехопадение (Корнелис Корнелисен)1 Воспроизведенная нами гравюра на дереве Гольциуса "Мельница" есть редчайшее исключение в его творчестве.
2 В общей истории живописи не имеет смысла останавливаться на целом ряде нидерландских художников XVI в., превосходных знатоков своего дела, но не внесших ничего своеобразного в эволюцию искусства. Упомянем лишь имена наиболее выдающихся членов брюггской семьи Claeyssins, или Ciaessens: Pieteraa I (умер в 1576 г.), Pietera II (умер в 1623 г.) и Gillisa (умер в 1607 г.), брюггского мастера Яна ван Конинкслоо (1484-1554 гг.), автора брюссельского "Алтаря св. Анны" (1546 г.), антверпенского мастера Гиллиса Коньета (1538-1599 гг.), мехельнского художника Криспина ван дер Брука (1520-1601 гг.). Далее следует назвать Теодора Бернарда, Питера Влеригса (также бывшего учеником Тинторетто), Вирингена, Корнелиса Гениссена, Петера Фурниуса, Жака и Виллема де Гейн, Криспина де Пасс, Иогана Заделера, Аарта Мейтенса и других. Несколько большего внимания заслуживают антверпенцы Адриан де Вердт (1510-1590 гг.) и Иос де Винге (1544-1603 гг.). Картин первого не дошло до нас, но, судя по ряду гравюр с его композиций, он является наиболее ритмичным и изящным среди нидерландских "пармеджанистов". Возможно даже, что именно с Вердта и надо начинать отдельное обсуждение только что разобранной группы художников - виртуозов, ибо он ранее других побывал в Италии и прожил там многие годы (вернулся до 1566 г.). Винге также жил долгое время в Италии, состоял затем придворным художником штатгальтера Алексан дра Фарнезе и закончил жизнь во Франкфурте. Картин мастера сохранилось не много, но все они так же, как и гравюры с его композиций, отличаются изумительной виртуозностью, а иногда и сильным чувством жизни. Некоторые его "балы" и "маскарады" достойны занимать видное положение в истории бытовой живописи (картины в Амстердаме, в Будапеште, в Дюссельдорфе, в Вене; гравировали с Винге Т. де Бри, Иог. и Р. Заделер, А. Виркс и др.). С целой плеядой художников, среди которых мы встретим славные имена - Моро, Дирка Барентса и Кетеля, мы еще ознакомим в истории портрета. Укажем лишь сейчас на близость их к венецианцам. Кетель даже дошел до фокуснической виртуозности в том, как он, в подражание Тициану, писал пальцами вместо кистей. Приходится также пропустить без подробного обсуждения творчество тех нидерландских "романистов", которые переселились в чужие края, являясь всюду желанными учителями для местных художников и многосторонними исполнителями затей меценатствующих государей. Чтобы убедиться в значении нидерландского искусства во второй половине XVI в., достаточно вспомнить, что в самой Флоренции, в этом сердце итальянской художественной жизни, главные роли в пластике второй половины XVI в. принадлежат двум нидерландцам: Джованни да Болонья и Пиетро Франкавилле (Francheville), да и творческие силы несравненно менее даровитого художника (скорее "провинциального" оттенка) Giovanni Stradano из Брюгге (Jan van der Straet 1523-1605 гг.) находят себе здесь применение при дворе тосканских герцогов. Другой нидерландец-антверпенец Denys Calvaert (1540-1619 гг.) - учитель Каррачи, Гвидо Рени и Доменикино - играет одну из первых ролей во втором для того времени художественном центре Италии, в Болонье, и до некоторой степени может считаться одним из родоначальников "болонского академизма". Первые роли принадлежат нидерландцам в XVI в. и во Франции; не только знаменитые портретисты Клуэ и "Корнейль де Лион" (о них подробнее дальше, во второй части нашего труда) оказываются на поверку брюссельским (Jehan Cloлt) и гаагским (Corneille natif de la Haye) уроженцами, но к нидерландской школе приходится отнести и таких мастеров, как представителей "школы Фонтенбло": Леонар Тири из Девентера (1500? - после 1565 гг.) и Амбруаз Дюбуа (1543-1614 гг.). Первоклассными художниками представляются два нидерландца, работавшие в Испании: Педро Кампанья (Peter de Kempeneer (1503-1580 гг.)), автор прекраснейшего "Снятия с Креста" в Севильском соборе (и предполагаемый автор "Шуваловского триптиха"), и Антонио Моро, которому принадлежит одно из самых видных мест в истории портрета. О нидерландцах, работавших при дворе мецената-императора Рудольфа II, мы уже говорили. Аналогичную со Спрангерсом роль при Баварском дворе играл опять-таки фламандец - романист, первоклассный скульптор, зодчий и живописец - Петер де Витте "Кандидо" (родился в 1540 г. в Брюгге; с детства во Флоренции; с 1586 г. в Баварии; умер в начале 1628 г. в Мюнхене), автор торжественного бронзового мавзолея императора Лудвига Баварского в Liebfrauenkirche, грандиозной "Баварии" в дворцовом саду, "Виттельбаховского фонтана" во дворе Residenz, серии прекрасных шпалер с сюжетами из прошлого Виттельбахов, а также длинного ряда декоративных и религиозных картин, разбросанных в Residenzen, в Luitpoldgymnasiume, в Национальном музее, в церквах Мюнхена и в замке Шлейсгейм. При дворе же герцогов баварских работал сотрудник Вазари, уроженец Амстердама Ламберт Зустрис.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Автопортрет (Кипренский О.А., 1828 г.)

Кружевница (Тропинин В.А., 1823 г.)

Мозаика в Баптистерии Сан Джованни во Флоренции


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Нидерландская живопись в эпоху ренессанса > Перед новой эрой > Заключение
Поиск на сайте   |  Карта сайта