Венеция Веронезе

Распятие (Паоло Веронезе) Пальма, Савольдо, Кариани, Бассано не вполне изменили своим городам. Они и в Венеции не переставали быть до некоторой степени "провинциалами", как будто несколько дичившимися и суровыми; известный аромат "деревенщины" присущ творению каждого из них. Напротив, все картины Веронезе овеяны морским воздухом, залиты серебристостью морской сырой атмосферы и полны той праздничной истомы, которая есть выражение самой души обвенчанного с морем города.

Любая картина Веронезе вводит сразу в понимание того, что такое Венеция - будь то пир среди пышной колоннады, две-три фигуры в саду или даже просто портрет. Ничего подобного не было раньше, и даже пышный Бордоне (которому многим обязано искусство Веронезе) кажется в соседстве с художниками этой группы сдержанным, робким, "буржуазным".

В картинах, охватываемых именем Веронезе, Венеция как в зеркале увидала свой образ и залюбовалась, изумляясь собственной красе. Надвинулись потом несчастья, разорение и позор, но портрет остался жить в сотнях вариаций, разбросанных по всему миру. Эти картины сказывали всюду сказку о том, что где-то на волнах моря расположен "город чудесный", в мраморных дворцах которого в течение веков жили какие-то полубоги, имевшие право взирать на существование остального человечества, как на что-то низшее.

Паоло Калиари под конец жизни изобразил в плафоне огромной залы, на одной из стен которой должен был развернуться религиозный манифест Венеции в виде "Рая" Тинторетто, ее же политический манифест - "Апофеоз Венеции"1.

Однако, в сущности, не только эта картина, но и все искусство Паоло и его группы было направлено к той же цели - к созданию какого-то грандиозного и энтузиасткою апофеоза Венеции.

Лепантская победа (Паоло Веронезе)Относительно убеждения здесь не может быть сомнений. Веронезе и его близкие были "влюблены" в "царицу Адриатики" и душу свою положили на служение ей.

Обвиняют Веронезе в отсутствии религиозности2, в том, что его искусство имеет исключительно светский характер и отличается исключительно поверхностной красотой. Но это недоразумение. Искусство Веронезе, напротив того, насквозь мистично, но только верховной царицей для него была не тихая Дева Мария, а величественная Венеция, какое-то дивное существо, в одно и то же время и телесное и бесплотное, персона и идея. Однако нельзя даже сказать, чтобы Веронезе не был христианином.

Созданный им образ Христа - истинно божественный лик, строгий и благой, печальный и ясный. Это нечто подлинно-вдохновенное, а не условная схема. Этого Христа художник неизменно изображал как бы в "гостях у Венеции", в гостях у города мытарей, Закхеев и куртизанок.

Это Христос-царь, пригласивший на пир жизни всех и довольный тем, что явилось так много, что все счастливы и счастливее всех верные его защитники, пламенные воины христианства - венецианцы3.

Иногда рядом с Христом на картинах Веронезе мы видим скорбную женщину в платке - это Его мать Мария. Настоящей же его героиней следует считать Магдалину, принимающую образы то Агари, то самаритянки, то Сусанны, всех красавиц Библии и истории, а в сущности являющуюся все той же прекрасной блудницей Венецией, вечно гордой своей сверхземной прелестью, но и вечно кающейся, беззаветно преданной своему Господу.


1 В точности год написания этого плафона неизвестен. Работы по восстановлению Palazzo Ducale начались вскоре после пожара 1577 г., а в 1588 г. Паоло Калиари умер. Между этими двумя датами им написаны все те многочисленные картины, которые украшают самый царственный из дворцов.
2 Это обвинение держится, кажется, еще с того времени, когда мастер был вызван на допрос инквизиционного трибунала 18 июля 1573 г. за кощунственное легкомыслие, проявленное им в картине, написанной для монастыря SS. Giovanni e Paolo "Пир у Симона-Фарисея". Ответы мастера, известные нам по протоколу этого разбирательства, едва ли можно считать искренними. Выдавая себя за простака, Паоло легче было избежать дальнейших осложнений по этому делу.
3 В дни Веронезе, в дни, ознаменованные громкой победой над турками при Лепанто (7 октября 1570 г.), Венеция должна была особенно сильно сознавать свое значение мощнейшего оплота христианства.

Предыдущая глава

Следующая глава


Натюрморт (Якопо деи Барбари)

Германн у подъезда графини. 1910 и 1911 г.

Петр II и цесаревна Елизавета на псовой охоте (Серов В.А.,1900)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Живопись барокко в Венеции > Веронезе > Венеция Веронезе
Поиск на сайте   |  Карта сайта