Царственно свободное искусство

Чудо святого Антония с младенцем (Тициан) По возвращении Тициана в Венецию, ему пришлось окончить одну из картин скончавшегося Джорджоне, - "Спящая Венера"1. Характерно для мастера при этом, что он, умевший до обмана подражать своему товарищу2, не пожелал на сей раз сделать "имитацию под Джорджоне", а написал в фоне целиком взятый с натуры сельский мотив, которым он около того же времени воспользовался и для собственной картины "Явление Христа Магдалине" (Лондон). Для картины Джорджоне он только украсил этот мотив прибавкой нескольких деревьев, стоящих у самых построек, и хижины, прислоненной к воротам. Различно также и небо в обоих случаях. На "Венере" мы видим восточный небосклон с залегшей светло-серой тучей, из-за которой выплывают клубы освещенных вечерним солнцем облаков. В лондонском "Noli me lаngere" изображен тусклый закат с разбросанными по лимонно-желтому небу рыхлыми облаками и с пространством чистого темно-синего неба над деревней, означающей в данном случае предместье Иерусалима3.

Можно на этом месте сравнить Тициана с Дюрером, гравюры которого ему были хорошо известны и с которым он мог и лично иметь случай встречаться в бытность великого немца в Венеции4.. Эта деревушка на "Венере" и на "Воскресении" очень родственна мотивам на дюреровских гравюрах и акварельных этюдах. И все же творчество обоих художников подчинено различным мировоззрениям. Дюрер при всем своем знании природы как-то "остерегается" ее, он ее трактует робко, тщательно вырисовывая все, что видит; он непрестанно учится у нее. У Тициана поражает свобода, ширина и развязность приемов в передаче видимости и неостывающая пылкость вдохновения. Дюрер - "ювелир" и, главное, "готик": он заканчивает период искусства усердного, нежного, трогательного, но ребяческого и какого-то ремесленно-рабского ("daheim ist man ein Schmarotzer" вырвалось у него однажды в виде характеристики положения художника в Германии). В сравнении же с Тицианом даже "аристократ" Беллини, представлявшийся Дюреру таким "вельможей", может показаться "робким" и "ремесленным", до такой степени весь подход к творчеству у Тициана иной: смелый, простой и, главное, свободный. На его картинах веет горным орлиным привольем, гордым сознанием своей царственности.

Эта "простая свобода" Тициана есть его главный отличительный признак, подобно тому, как ритм и мера являются самой природой Рафаэля. Свобода сказывается во всем у Тициана и часто даже затемняет смысл его картин. Свободно рисует он один и тот же пейзаж позади фигур Венеры и Христа, и свободно обращается он вообще со всеми темами, все равно, придумывает ли он их сам, или исполняет желание заказчиков. Отсюда загадочность многих его главнейших произведений, загадочность, однако, отнюдь не вредящая их прелести, а скорее увеличивающая ее, расширяющая ее далеко за пределы "иллюстрации данных сюжетов". Эта же свобода и находящееся в связи с ней пренебрежение к сюжету позволяют нам в Тициане (рядом с Джорджоне - вспомним "Грозу", "Геометров" или "Концерт" последнего) видеть одного из первых чистых живописцев. При всей близости к жизни произведения обоих мастеров не представляют "чисто бытового интереса"; при всей своей "костюмности" эти художники вовсе не анекдотисты и стоят скорее вне своего времени, вне ограниченных идей данной эпохи. Красота их картин абсолютна и именно чисто живописного порядка: образная, красочная, вовсе не "литературная"5.


1 О том, что пейзаж в глубине картины "Спящая Венера" Джорджоне писан Тицианом, мы узнаем из записок Маркантона Микиеля, видевшего картину в 1525 г. в собственности Иеронима Марчелло в Падуе. "Latela dеlla Vеnеra nuda, сhe dorme in uno paese cun Cupidine, fo de mano de zorzo da Castelfranco ma lo paese e Cupidine ftirono finiti da Titiano" (фигура Купидона ныне записана). Остается под вопросом, когда именно выполнил эту задачу Тициан, сейчас ли по возвращении из Падуи, или же несколько лет спустя, по требованию собственника картины, которому она досталась из наследия художника в неоконченном виде.
2 Об "обманности" его подражания прямо говорит Вазари. Примеры таких имитации мы имеем в "Мадонне со св. Франциском и св. Христофором" в Мадриде, в "Св. Петре" сакристии Santa Maria del Salute в Венеции и в других ранних картинах Тициана.
3 То, что Тициан для двух совершенно разных сюжетов воспользовался одним и тем же мотивом пейзажа и каждый раз именно пейзажу придал особую значительность, от врывает его внутреннее отношение к задачам творчества. "Грязные деревни" - в сущности, мало подходящий фон как для спящей Венеры, так и для утра Св. Пасхи.
4 Из картин Дюрера ему была еще до 1510 г. известна пражская "Rosenkranzmadonna", написанная Дюрером в Венеции для Фондако деи Тедески.
5 Это, разумеется, не надо понимать в том смысле, что оба мастера были бессодержательными, пустыми, лишь занятыми своим ремеслом живописцами. Свободу того же размаха мы найдем у Микель Анджело и у Рафаэля, вообще, сравнительно с другими веками, искусство того времени было изумительно свободным.

Предыдущая глава

Следующая глава


Портрет Ивана Якимова в костюме амура (Н.И. Аргунов, 1790 г.)

Влюбленная пара среди стилизованной растительности (Израэль ван Мекенен)

Царь Иван Васильевич Грозный (Васнецов В.М., 1897)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Венецианская живопись «Золотого века» > Тициан Вечеллио: владыка кисти > Царственно свободное искусство
Поиск на сайте   |  Карта сайта