Давка в метро? Перспективный выбор - игровые автоматы вулкан на деньги! Стань победителем!

Торжество страсти

Диана и Актеон (Тициан) Рaз попав на этот путь, Тициан уже не возвращался больше к прежней интимности; в его искусство проникает пафос. В конце 1520-х годов он снова сближается с бежавшим в Венецию "римлянином" Себастиано и с самим великим "трагиком", Буонарроти, несколько месяцев гостившим в Венеции1. В 1532 году он пишет в Болонье кесаря Карла V и с этого момента становится "Апеллесом нового Александра"2, приобретает значение "мирового художника". В 1530 году умирает его жена, и потеря эта лишает дом Тициана прежней уютности. Дети подрастают, и художник принужден заботиться об их благополучии, об их карьере3. Все эти обстоятельства вместе взятые удаляют Титана все более и более от нежных мечтаний и развивают в нем, человеке от природы мудром, внимательном к жизни и упорно сосредоточенном, необычайную глубину познания жизненных явлений и людских характеров. Тициан и теперь не возносится, подобно Микель Анджело, в сферы мистики, не углубляется в вопросы смерти и воскресения, конца и начала, возмездия и греховности, но тем более интенсивно он охвачен всей жизненной борьбой, великолепием страстей и красотой всевозможных коллизий.

Параллельно с этим в нем образуется и новое отношение к природе. На смену прежним "аркадийским нотам"4 появляются в его живописи фанфары ликования, "органный рев" ужаса, пение грандиозных ангельских хоров, наконец - и это главная сила Тициана - гимны торжествующей любви, вернее, торжествующей страсти, прямо непостижимые по силе в этом глубоком старце. Есть что-то общее между Тицианом и Толстым.

Но только Толстой, также плененный до самой старости соблазнами плоти, боролся с ними, клял их, видел в них предельный ужас жизни. Тициан же в этом, как и во всем, остался верен себе, и, не будучи развратником, не переставал славословить любовное прельщение, видеть в женской ласке высшее счастье.

"Искание патетики", начавшееся еще с "Ассунты", приобретает особенно мощное выражение в грандиозной картине, исполненной мастером для церкви Santi Giovanni e Paolo и изображающей "Убиение св. Петра Доминиканца". Самая картина погибла в 1867 году в пожаре, уничтожившем "Капеллу Розария", куда она была временно поставлена, но многочисленные копии и гравюры дают почти полное представление об этом произведении, превозносимом Аретином как "прекраснейшая картина Италии"5.


1 Приведем здесь, со слов Вазари, мнение Микель Анджело о Тициане: "Однажды Микель Анджело и Вазари посетили Тициана в Бельведере и видели там оконченную его картину - нагую женщину, изображавшую Данаю, которая принимала в свое лоно Юпитера, обратившегося в золотой дождь; и они (по принятому обычаю) очень хвалили ее. Но, покинув его, Микель Анджело, одобряя чрезвычайно Тициана за его колорит и за стиль, высказал сожаление, что в Венеции не учатся сперва рисовать и что у живописцев отсутствует более правильная система художественного образования. "Ибо, - прибавил он, - если бы этот человек был бы поддержан знаниями и рисунком, при его природной силе, особенно что касается подражания действительности, он не имел бы себе равных; это прекрасный ум, и его приемы полны прелести и жизни". Другой раз (со слов Аретина), Микель Анджело, по поводу портрета Альфонса Феррарского, выразился о Тициане, что он никогда не предполагал возможности достичь подобного в искусстве и что Тициан - единственный художник, заслуживающий имя живописца.
2 В тексте диплома на титул палатинского графа, который был дан Карлом V Тициану в 1533 году, художник сравнивается именно с Апеллесом: "Известное нам искусство твое заслуживает, чтобы ты именовался Апеллесом нашего века". Сравнивает Тициана с Апеллесом и Ломаццо ("Idea del tempio dеlla pittura"): "Не только между итальянцами, но между всеми живописцами мира Тициан блистает, как солнце между звездами, как в пейзажах, так и в фигурах; его можно сравнить с Апеллесом, который первый изобрел (писать) грозу, дождь, ветер, солнце, молнию и бурю. И особенно прекрасно Тициан писал горы, долины, деревья, леса, тени, свет, наводнения моря и рек, землетрясения, камни, животных и все, что касается пейзажа".
3 Здесь, для хронологических соображений, напомним, что Тициан стал добиваться поступления на "государственную службу" еще в 1513 году, когда он заявил свою кандидату руна получение после смерти Джамбеллино места маклера (senseria) при Фондако деи Тедески (получил он его в 1516 г.), места, дававшегося обыкновенно живописцам (как это характерно для Венеции!) и, в свою очередь, обязывавшего их к некоторым работам для правительства, оплачивавшимся очень скромно. В качестве "государственного живописца" Тициан написал затем ряд портретов дожей и картину битвы при Кадоре, которую он задумал еще в 1514 г., но исполнил двадцать три года спустя, после бесчисленного ряда напоминаний и даже угроз. По поводу его штатной должности следует тут же указать вообще на практический характер Тициана. Всюду, где только можно было, он искал материальную выгоду, что отчасти и объясняет его дружбу с "рекламистом" Аретином. От императора он получал пенсии, отсчитывавшиеся ему из казначейства в Неаполе и в Милане. При неналаженности тогдашних деловых отношений и общественного благосостояния, бдительное, доходящее до назойливости попечение о своем имуществе Тициана не должно казаться чем-то уродливым. Меценаты, даже коронованные, платили тогда менее охотно, нежели в наше время, и, однако, это не мешало им торопить и понукать художника. При этом было развито до высших пределов "художественное взяточничество" со стороны всевозможных посредников и комиссионеров. Как бы то ни было, но Тициан умер богатым человеком (об его богатстве говорит и Аретин в письме к герцогу Козимо), а свою дочь Тициан снабдил крупным для того времени приданым, причем старший его сын Помпонио был обеспечен доходным местом каноника Сант-Андреа в Медоле дель Фабро (близ Местре). К концу жизни деловитость Тициана, как кажется, приобрела оттенок скупости. Секретарь испанского посольства, Гарсиа Гернандес, пишет в 1561 г. королю Филиппу: "Il pittore essendo vecchio, si e fatto un po cupido", - и то же он повторяет в 1564 г.
4 Быть может, ярче всего эта "аркадийская нота" проявилась в картине галереи Бриджевотер "Три возраста", относящейся приблизительно к 1512 году и изображающей в пейзаже любовную пару, старика-анахорета и спящих ребятишек.
5 Картина "S. Pietro Martyre" доставлена Тицианом в братство имени этого святого 27 апреля 1530 г. (заказ был сделан после конкурса в 1528 г.). В Академии Художеств хранится сравнительно недурная копия с картины, исполненная Бориспольцем.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Исцеление Товия (Б. Строцци)

Пир в Кане (Маттиа Прети)

Натюрморт с рыбами (Джузеппе Рекко)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Венецианская живопись «Золотого века» > Тициан: от начала до конца
Поиск на сайте   |  Карта сайта