Сыновья и ученики

Зима (Я. Бассано) По самому существу все искусство Бассано - и золотые, и серебристые, и религиозные, и жанровые его картины не что иное, как воспевание будней: трудовой "честной" жизни в природе. Для него и Библия не сборник пророчеств и откровений, а исключительно книга о патриархах, живших на лоне природы, среди своих стад и табунов. Когда он подходит к теме "Потопа", он не рисует моменты ужаса и смятения, но изображает, как благочестивый Ной принимает в свой плавучий дом пары животных, или как тот же Ной возносит, по окончании бедствия, благодарность Господу, сохранившему его для работы и дальнейшего размножения. Когда Бассано изображает израильтян, томящихся в пустыне, он рисует зеленую равнину, среди которой собирающие манну небесную имеют вид венецианских поселян, занятых виноградом. Любит он изображать и Моисея, источающего из скалы ручей, к которому первыми, оттесняя людей, подошли истомившиеся животные кочевников. Вообще, кстати и некстати, Бассано всюду помещает любимых им животных: сытых, коротконогих деревенских лошадок, куцых собачонок, апатичных овец и медлительных коров.

"Деревенский" дух, наполняющий искусство Бассано, имеет характерно-венецианский и, пожалуй, несколько славянский оттенок. В его творении вы не встретите суеты, тревоги, напряжения. На каждой картине Бассано несколько человек просто ничего не делают и отдыхают, да и движения других не знают торопливости. Все идет ровным, несколько даже сонливым темпом. К чему беспокоиться, когда природа так богата и щедра, когда всего вдоволь, все сыты, когда всюду - на полях, на деревьях, на птичьем дворе - готовится вкусный и неистощимый пир. Стоит лишь протянуть руку и получить то, что требует здоровый аппетит. Как характерно на некоторых картинах Бассано сопоставлены рядом поля и кухни, причем последние, вопреки правдоподобию, изображены тут же под открытым воздухом. "Деревенской философией" веет от картин Бассано. Ему неизвестна ни городская роскошь, ни городская гигиена1. Он не брезгует животными, навозом и всякой грязью. Напротив, его фигуры часто лежат тут же на земле между коровами, которых доят, между овцами, которых стригут, среди кур и свиней. И всегда у Бассано на картинах уютно, и все исполнено какого-то мира. Даже снег зимы не нарушает этого идиллического, старосветского настроения, не угрожает бедствиями и нуждой. Все запасы сделаны, и тепло полнокровным венецианцам в своих толстых, подбитых мехом шубах2.

Осень (Я. Бассано) Мы все время говорим о Бассано в единственном числе. На самом деле, кроме Якопо-патриарха, достойны внимания его сыновья: Франческо, Леандро и Джироламо3, а также ряд учеников, как-то: Якопо Аполлонио (1584-1654), Джулио и Лука Мартинелли, Якопо Гваданьини и другие. В большинстве случаев сыновья и ученики повторяли темы и композиции главы дома, иногда они прямо сотрудничали вместе с ним в исполнении той или иной картины, но ряд картин исполнен ими самостоятельно и даже с отступлениями от традиции мастерской "Бассано", и эти картины лучше рисуют их индивидуальность. Франческо, окончивший еще в молодых годах жизнь самоубийством (он от матери унаследовал склонность к меланхолии), был наиболее талантливым среди всей группы. Ему, между прочим, принадлежит разработка серебристой палитры, найденной отцом. Ряд картин Франческо почти так же воздушны и восхитительны по тону, как и работы Якопо4.

Леандро Бассано также не отличался вполне нормальной психикой, но только у него это выражалось скорее комическим образом. Получив рыцарское звание за отличный портрет дожа Гримани, он преисполнился гордыни и иначе не стал появляться на публике, как в сопровождении толпы учеников, из которых один должен был нести его золоченую трость, другой - книгу заказов, и т.д. Те же ученики его стояли во время обеда вокруг стола и должны были пробовать кушанья, подавать блюда, наливать вино, при этом Бассано, подобно вельможам и потентатам, которым он не уставал подражать, все время боялся отравы. Сохранились рассказы и о том смешном впечатлении, которое производил этот великолепный принц, когда, превращаясь внезапно в мелкого и расчетливого буржуа, он набрасывался на своего форшнейдера, как только замечал, что тот, под предлогом пробы, положил себе слишком большой кусок за щеку. Мания величия выразилась и в творчестве Леандро - в том, что он охотнее писал портреты, образа и исторические картины (целый ряд последних в Palazzo Ducale), нежели бытовые сюжеты, и отчасти еще в том, что и в свои сельские композиции он вводил чисто городскую нарядность и роскошь5.


1 Архитектура - редкость на картинах Бассано, а там, где ее можно встретить, она скорее уродлива или незначительна.
2 Характерно для Бассано, что досуг он посвящал главным образом своему саду. В другое время он особенно любил заниматься музыкой и чтением Библии. Членов семьи Бассано, занятых музыкой, изображает превосходная картина в Уффици.
3 Франческо родился 9 января 1549 г; в 1583 г. он переселился в Венецию: кончил жизнь самоубийством 3 июля 1592 г. Леандро родился 26 июня 1557 г.; после 1587 г. поселился в Венеции, умер в 1623 г.; Джироламо родился 8 июля 1566 г.; с 1587 по 1589 г. посещал Падуйский университет: в 1593 г. вернулся на родину; умер 8 ноября 1621 г. в Венеции, где он жил последние годы; судя по его завещанию, Джироламо отличался большой набожностью.
4 В совершенно исключительной по красоте серебристого тона "Охоте" Венского музея Zottmann видит черты, сближающие ее с творчеством Франческо (приписана она Якопо).
5 Леандро мы находим и в числе венецианских видописцев; ряд его картин можно считать звеньями между творчеством Карпаччио, с одной стороны, Карлевариса и Канале - с другой. Сюда относятся его прекрасная серебристая "Венеция" в Прадо и несколько картин с "венецианскими декорациями" в Palazzo Ducale.

Предыдущая глава

Следующий раздел


У бассейна Цереры. 1897 г. Версаль. Людовик XIV кормит рыб. 1897 г.

Заморские гости (Н.К. Рерих)

Дама в голубом (К.А. Сомов)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Живопись барокко в Венеции > Якопо Бассано > Сыновья и ученики
Поиск на сайте   |  Карта сайта