Джованни Джироламо Савольдо

Поклонение пастухов (Савольдо) Есть общие черты между Бордоне и уроженцем Брешии, Савольдо1.

Но последний несравненно сочнее первого и в то же время как-то грузнее и "неповоротливее".

Никто из художников (по крайней мере, в Италии) не передавал с такой полной убедительностью "вещественность"; у Савольдо не только выражен в красках всякий материал (у него также замечается особое увлечение сверкающими шелковистыми материями), но все на его картинах производит впечатление чего-то грузного и тяжелого, иногда до несуразности. В то же время это бесподобный красочник.

Даже у Тициана не найти таких золотисто-желтых, таких горячо-розовых красок, как у Савольдо. Но краски его не трепещут. Они светятся или стушевываются в слишком выдержанной системе.

Искусство Савольдо - вообще абсолютно материалистическое, тяготеющее к земле и не знающее экстаза2. Напрасно его бородатые и мускулистые старцы-апостолы закидывают головы, "ищут в небе Бога", напрасно его святые закутываются и принимают задумчивые позы.
Все это лишь статисты, а не актеры, натурщики, а не живые люди. В целом, исполнение картин Савольдо, ровное и солидное, близко по духу к апатичному мастерству Пальмы.

Черты художественного характера Савольдо сказываются и на декорациях его картин. Они обнаруживают исключительное для времени и для Италии знание природы, они написаны в сочных, глубоких красках, в превосходной "жирной" технике.

Иные из них необычайно "натуральны" по мотивам, но и они лишены трепетности3. Савольдо к тому же не отдает под них много места.
Наиболее изысканное, что им сделано в этом роде, это узенький фрагмент венецианской ведуты, видимый в фоне у самой рамы в лондонской его "Венецианке", но и этот кусок у него выпущен в берлинском варианте той же картины, представляющей собой такой же "венецианский костюм", превращенный в "лик святой Магдалины" лишь посредством помещения рядом с задрапированной в шелк девушкой баночки с елеем4.

Иногда Савольдо прибегает к старым, унаследованным от Джамбеллино и падуанцев, схемам, но сообщает им все приобретенные живописью XVI века приемы, в смысле иллюзионизма и передачи пластичности особенностью Савольдо является освещение, которым он пользуется все для того же усиления скульптурального впечатления5.
На всех картинах мастера свет, в одно и то же время и определенный, и мягкий, "безмятежный", играет доминирующую роль.

Савольдо любит противопоставлять серо-мертвенный тон сумеречного освещения на теле горячему блеску зари в небе (первоклассная картина "Св. Иероним" в собрании Лайард в Венеции или эффектная "Pieta" с пейзажем, предвещающим Момпера, в Берлинском музее).

На таких картинах видишь, что приехал искать и что нашел в Венеции Караваджо. В сущности, здесь уже выразились те черты, которые мы считаем характерными для Караваджо: неукоснительный, мужественный, слишком грузный и лишенный души натурализм6.


Поклонение младенцу Христу (Савольдо)

1 Из Брешии вышел целый ряд значительных художников, начиная с Фоппы и кончая Гамбарой, но все же можно считать до некоторой степени фикцией отдельное существование брешианской школы живописи. Настоящим солнцем, к которому были обращены брешианские художники, была Венеция (а до конца XV в. - Падуя). Впрочем, нельзя отрицать и того, что в первой половине XVI века город, разбогатев под благодетельным правлением Венеции, обнаружил более интенсивную художественную деятельность, и за этот период времени мастера, уроженцы Брешии и ее окрестностей, успели в самых ее стенах создать длинный ряд превосходных произведений. С другой стороны, характерно для художественной жизни Брешии, что двое самых даровитых, самых ярких ее художников, Романино и Савольдо, принуждены были в этот цветущий период отсутствовать в родном городе, очевидно, потому, что не находили себе здесь достаточного применения. Ряд брешианских художников XVI века открывает ученик Фоппы, Флориано Феррамола, еще преданный традициям кватроченто в духе Монтаньи, вичентинцев и болонцев и отражающий в некоторых приемах, особенно в сухости и ясности красок, немецкие влияния. К концу жизни он несколько поддается новым веяниям, но все же не в состоянии совершенно освободиться от примитивной скованности. Главные произведения Феррамолы: берлинская "Мадонна со святыми" (1513 г., самая ранняя из достоверных произведений мастера), фрески и органные дверки в Ловере (Santa Maria), "Турнир на площади в Брешии" в Кенсингтонском музее, "Несение Креста" в Брешианской галерее. Умер Феррамола 3 июля 1528 г.
2 Савольдо в юности жил одно время во Флоренции, однако именно у этого "венецианца" меньше всего тосканской изощренности.
3 Самой натуралистичной из композиций Савольдо является его "Поклонение Младенцу", имеющееся в двух экземплярах, из которых один, в венецианском S. Giobbe, совершенно испорчен. Идея этой композиция имеет в себе что-то нидерландское и в то же время наводит на мысль, что мастер воспользовался для нее теми "диорамами", которые сооружались в церквах в сочельник (Presepe), особенно убедительный вид всему придает полуфигура дарителя (не автопортрет ли художника?), высовывающаяся в отверстие в глубине того сарая, в котором приютилась Святая Семья. Это чисто венецианская парафраза тех элегантных, уничтожающих иллюзию зрителей, которых поместил Сарто в своем "Cenacolo" монастыря Salvi.
4 Еще вопрос - не есть ли эта баночка просто атрибут, обозначающий, что перед нами куртизанка.
5 Вазари, отзываясь с похвалой об его картинах с эффектами ночи и огня, утверждает даже, что Савольдо был мастером в изображении фантастичных сюжетов. К сожалению, мы лишены возможности проверить тосканского историка, ибо подобные картины мастера не дошли до нас.
6 Из картин Савольдо, кроме названных, замечательны еще "Мадонна в облаках над святыми" в миланской Брере (здесь с бесподобным мастерством передан воздух позади фигур, и необычайно затейлив далекий пейзаж, изображающий морской порт), "Бегство в Египет" в доме Альбани в Урбино, два варианта "Преображения", в Уффици и в Амброзиани, очень затейливые по свету (фигура Христа выделяется полутоном), но, к сожалению почерневшие; многофигурное "Поклонение пастухов" в Туринской галерее, имеющее общие с Джорджоне черты в пейзаже, и вариант той же композиции в Гэмптон-Корте (1527 г.); "Товий и ангел" в галерее Боргезе - картина, безусловно доказывающая пользование художником манекенами. Беренсон настаивает на близости Савольдо к Лотто, однако это утверждение, за исключением одной картины 1523 г. в Вероне (S. Maria m Organo), не находит себе подтверждений. Кроу и Кавалькассель считают нужным подробно разбирать образ "Мадонна со святыми", начатый фра Марко Пенсабеи в 1520 г. и оконченный Савольдо для San Niccolo в Тревизо; однако картина эта менее всего характерна для мастера. За исключением некоторых голов и ангела с лютней у престола, образ в S. Niccolo выдает художественный вкус, слишком еще преданный традициям кватроченто, и совершенно в духе Чимы затеяна самая беседка на колоннах, под которой восседает Богородица. Савольдо был женат, как кажется, на фламандке (Maria di Fianda); не следует ли и это принять в соображение, разбирая "материалистический" характер его картин, вообще столь необычный для "латинянина" того времени. Предание гласит, что Савольдо был богат и занимался живописью для развлечения, даря свои картины церквам, но сведение это едва ли достоверно. П. Пино в 1548 г. говорит, что его поддерживал одно время последний герцог Миланский. Его восхваляет, между прочим, и Аретин за работы "in fresco", гуашью и маслом. Родился Савольдо около 1480 г.; упоминается в последний раз в декабре 1548 г. (в письме Аретина). Подпись "Jacobus Savoldo, 1570" на картине в Венецианской Академии указывает, как будто, на существование второго Савольдо, шедшего по стопам первого. Но самая эта подпись не внушает доверия.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Комната Арапа. 1917 г.

Лето (А.Г. Венецианов)

Северная идиллия (Коровин К. А.1886


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Венецианская живопись «Золотого века» > Великие брешианцы
Поиск на сайте   |  Карта сайта