Гиллис ван Конинкслоо. Стефани. Рулант Саверей

Мост через поток (П. Стефани) Дело в том, что действительно Конинкслоо принадлежит заслуга разработки "лесного пейзажа", возникновение которого мы видели еще на работах Герарда Давида и Альтдорфера и который должен был расцвести в творчестве Клода Лоррена, Сальватора Розы и Якоба Рюисдаля1. У Конинкслоо деревья впервые заполняют всю картину и как бы обступают зрителя. Листва нависает со всех сторон тяжелыми массами, могучие стволы вздымаются из болотистого грунта, корчатся и извиваются, разбрасывая во все стороны свои змеевидные ветви. Даль, этот необходимый элемент каждого пейзажа Питера Брейгеля, Валькенборха и Боля, преграждается галереями таких же стволов или мелким кустарником.

Заслуживает также внимания "пластическая" сторона пейзажей Конинкслоо. Художник прилагает все усилия к тому, чтобы передать не столько "общий простор", сколько "объем" каждого предмета в отдельности. Часто благодаря этому его пейзажи кажутся какими-то снимками с моделей, вырезанными и выдолбленными из жести, а не воспроизведением природы. Но недочеты этих исканий не уменьшают их значения. Благодаря этой же "корпусности" пейзажи Конинкслоо обладают особенной силой убедительности. При этом мастер в пейзаже старается передать ту же грандиозность форм, которой добивались, идя следом за Рафаэлем и Микель Анджело в фигурах, его товарищи "фигуристы" - Ломбард, Флорис и М. де Вос.

Пейзаж с птицами (Р. Саверей) Все формы природы у Конинкслоо как бы выросли, созрели, налились соками. В этих попытках, направленных на соединение чисто германского понимания поэзии дикой природы со "стилем", с особой ясностью выражается близость художника к дальнейшему фазису пейзажной живописи - к "историческому" пейзажу, и эта же черта отводит Конинкслоо место среди "ренессансных" живописцев, тогда как в Валькенборхе или в Боде, унаследовавших от Патенира и Блеса более затейливое отношение к природе, можно еще видеть "средневековых" людей.

Стефани занимает среднее положение между Конинкслоо и Валькенборхом2; с первым его соединяет склонность к лесистым мотивам, со вторым - затейливость композиции; иногда даже напоминающих сами "хитрые" измышления Патенира и немцев. Это очень искусный и интересный мастер, творчество которого, однако, нам известно почти исключительно по гравюрам, тогда как картины Стефани, вероятно, ходят под другими, более знаменитыми именами. Автор таких прелестных пейзажей, как те двенадцать, что были гравированы Исааком Майором, или четырех времен года, гравированных Иоганном Бара, заслуживает, во всяком случае, того, чтобы о нем говорили в истории живописи. - Названные гравюры с рисунков Стефани должны были играть не последнюю роль в образовании вкуса таких "романтиков", как А. Эвердинген и Якоб Рюисдаль.

Рулант Саверей имеет черты сходства и с Конинкслоо, и с Яном Брейгелем3. У него исчезает чрезмерная пластичность и оживает атмосфера; в то же время он любит сочные, теплые краски (особенно коричневые и оливковые оттенки), выгодно отличающие его картины от произведений современников. Вообще Рулант очень жизненный художник, относящийся к природе не как к изящному зрелищу, но обожающий ее в целом и особенно заинтересованный ее неисчислимым животным населением. Эта черта сближает Саверея с Бассано, произведения которого нидерландский художник мог видеть во время своих путешествий и в собрании своего покровителя Рудольфа II. Отправившись, по воле императора, в Тироль, Рулант накопил там этюды лесистых и скалистых местностей, которые затем служили постоянным основанием для его дальнейших работ. Пейзажи Руланта видимо сочинены или составлены; к тому же они чересчур густо населены животными4, но эти недостатки не мешают им быть поэтичными и убедительными. Кончил свою жизнь Рулант в Голландии, где под впечатлением его несколько простодушных, однообразных, но всегда приятных картин воспиталось немало художников и среди них такой крупный мастер, как А. ван Эвердинген.


Зима (Давид Винкбоонс)1 Такие лесные пейзажи, как оба берлинских "Скиавоне", не могут идти в счет, это редчайшие исключения, может быть, уже навеянные какими - либо произведениями "немцев".
2 Pieter Stevens, прозванный Stephani, родился в Мехельне около 1540 г.; в 1560 г. зачислен в гильдию; с 1590 по 1612 г. состоял при дворе Рудольфа II; предполагают, что к концу жизни мастер вернулся в Нидерланды. Из картин С. нам известны - одна в Брауншвейге, подписанная и датированная 1609 г., и две в Вене.
3 Roelant Jacobsz Savery родился в Куртрэ в 1576 г.; ученик своего брата Якоба (родившегося, по одним сведениям, в 1545 г., по другим - в 1570 г.; умер в 1602 г.; картина Якоба во вкусе Ганса Боля - "Сельский праздник" - имеется в Гаагской галерее) и, вероятно, Ганса Боля. Несколько лет Рулант провел в Германии, где пользовался покровительством императора Рудольфа II, пославшего его пенсионером в Тироль. Вернулся Саверей на родину уже после смерти Рудольфа (в июле 1613 г. он еще в Германии); однако поселился художник не во Фландрии, а в Утрехте, в одном из самых цветущих центров голландской живописи (в 1619 г. - член местной гильдии св. Луки). Последние годы Рулант боролся с нуждой и умер 25 февраля 1639 г. помешанным. Наиболее ранняя из датированных картин мастера "Тирольский пейзаж" (1606 г.) украшает собрание П.П. Семенова. Рембрандт обладал книгой тирольских пейзажей Саверея.
4 Часть этих "звериных картин" изображает библейские, мифологические и басенные сюжеты: "Ковчег Ноя" (собрание Н.К. Рериха в Петербурге), "Коронованный среди животных поэт" 1623 г. (в Амстердамском музее), "Орфей" (в Гаагской и Стокгольмской галереях, в Эрмитаже и в Национальной галерее в Лондоне, в Туринской и в Венской галереях). Попадаются и "цветочные" картины мастера.

Предыдущая глава

Следующая глава


Ярость Ахилла (Шарль-Антуан Куапель)

Апполон и Дафна (Гиеронимус Кок)

Портрет госпожи Н.И. Петрункевич (Н.Н. Ге)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Нидерландская живопись в эпоху ренессанса > Пейзажисты > Гиллис ван Конинкслоо. Стефани. Рулант Саверей
Поиск на сайте   |  Карта сайта