Андреа Превитали

Рождество Христово (Андреа Превитали) Разобрав творчество "колоссов" венецианской живописи "золотого века", мы должны теперь обратиться к остальным выдающимся художникам той же школы в первой половине XVI века. Сила их таланта и мастерства, сила, присущая всему времени и той стране, которая воспитала этих художников, таковы, что многие их произведения могли сходить в течение веков под именами Джорджоне, Тициана и Пальмы (лишь строгая сравнительная критика конца XIX века способствовала выяснению недоразумений), да и вполне самостоятельное творчество их полно прелести.

Имя Превитали, одного из самых приятных художников Ренессанса, достойно быть помещенным близко к Джорджоне за одну картину, украшающую собою Венецианскую Академию и изображающую "Распятие"1. Все же остальное, что достоверно писано им или может быть с оговорками за ним оставлено, обнаруживает несравненно менее сильную художественную впечатлительность и менее передовое мастерство. В ранних картинах (приблизительно до 1510 г.) Превитали примыкает к Рондинелди, Монтанье, Базаити, Бокаччино и другим беллинескам. Он отличается до резкости ясными красками и сухостью живописи. Характерна для него, так же, как и для всей этой группы, склонность к острым "немецким" складкам2.

"Распятие" Превитали в Академии интересно поставить в параллель с известным уже нам "Кальварием" Кранаха. Обе картины как будто навеяны впечатлениями действительности. Ведь как раз в конце XV и в начале XVI века вошло в обычай у каждого поселка ставить, среди деревьев или в поле, скульптурные напоминания о муках Спасителя. В известные часы дня, при известном освещении, в сочетании с дрожащей листвой деревьев, со всей жизнью природы образ Распятого должен был производить потрясающее впечатление, и как будто такие впечатления именно зафиксировались и у Кранаха, и у Превитали. Во всяком случае, это не историческая Голгофа (и даже не попытка изобразить таковую), а прелестный итальянский bosco, вроде тех, куда уходил Джорджоне со своими подругами. Сочные деревья столпились на макушке холма, откуда открывается вид на другие рощи, на города, уютно спрятавшиеся в долины, на тучные луга и дальние холмы с замками и деревьями. Наверное, хоть часть этих мотивов взята с натуры, где-нибудь в окрестностях Бергамо иди Падуи. Но вот джорджонескная идиллия превращается в трагедию. На месте любовных парочек вырастает грозное напоминание позора и смерти; Распятого окружают рыдающие люди, потерявшие самое для себя дорогое; вместо сияния тихой, знойной зари мы видим страшные тучи; темные тени залегли под деревьями, тревожно зашуршала густая листва, и, с трудом борясь против ветра, подымаются вдали к замку воины и палачи. В смысле пейзажа это самая патетичная картина из "круга джорджонесков". И какой прекрасный тон, какая сила красок присуща ей, как все зеленое зелено, как все синее сине, все бурое горячо в этом поразительном произведении.

Полна романтизма и другая (вероятно, несколько более ранняя) картина художника - "Воскресение" или, вернее, "Сошествие Христа в ад", в которой передана чистая радость пасхального предутрия. На редкость затейлива также "Гибель Фараона", в которой Превитали воспользовался для передачи сомкнувшихся над египтянами волн наблюдениями, сделанными им на каких-либо порогах или плотинах3. Никто в то время не передавал с таким умением трудного эффекта бурления и пены, среди которых гибнут крошечные людские фигурки. Удивительно, что такие темы могли удаться художнику, ибо, судя по остальным его произведениям, Превитали был элегической, тихой, несколько даже робкой натурой. В самых ранних вещах он тесно примыкает к Беллини, а иногда и прямо копирует его; в более зрелых он пользуется открытиями Джорджоне и Лотто, но ему недостает ни грандиозного спокойствия первого, ни затаенной страстности второго, ни живости третьего. Его узнаешь именно по тому, что он более робок и вял, нежели они. Да и в смысле техники он, за редкими исключениями, не поднимается над средним уровнем4.


1 Картина эта поступила в Академию вместе со своей дружкой, "Рождеством", всего лет десять тому назад из сакристии церкви Redentore. Атрибуцию их Превитали поддерживают и Кавалькассель, и "Чичероне" Буркхардта, и Беренсон, однако документальных подтверждений ее не имеется. Упоминаемые дальше картины "Гибель Фараона" и "Сошествие в ад" относятся к той же серии.
2 Тождество Андреа Превитали из Бергамо с Андреа Корделиаги оспаривается Морелли, но, кажется, все же оба имени означают одно и то же лицо. Родился Превитали около 1480 г. Он называет себя учеником Беллини, и, возможно, что одно время он состоял помощником престарелого мастера (не он ли Андреа Беллини, цитируемый Сансовино и Микиелем?). Из довольно многочисленных произведений Превитали характерными для его первоначального периода являются "Мадонна с профилем дарителя" в Падуанском музее (1502 г.), "Бракосочетание св. Екатерины" в венецианском S. Giobbe, повторение этой картины с надписью "Andreas Cordelleagij" в лондонской Национальной галерее (1504 г.), "Мадонна" (1506 г.) в галерее Локис в Бергамо, "Мадонна" (1510 г.) в Дрездене; несколько иного, более передового, характера странное "Преображение" в Брере, 1513 г. (Христос в белом выделяется на сочно-зеленом фоне куста), большой образ "Св. Иоанн Креститель с другими святыми" в бергамском S. Spirito (1515 г.; в нем Превитали приближается к Базаити и к Риццо Саита-Кроче) и "Мадонна" (1525 г.) там же. Приблизительное 1512 г. Превитали жил в Бергамо. Умер художник от чумы в 1528 г., 7 ноября.
3 Наивность мастера здесь выразилась в том, что воды моря действительно окрашены в красный цвет; на первом плане они переходят в белесовато-серый тон. Туча, нависшая над морем, черная, доспехи сверкают резкими блестками.
4 Пейзажи в "беллинескных" картинах (вполне достоверных) Превитали уступают аналогичным частям на произведениях Базаити, Чимы и Бокаччино (к последнему, между прочим, примыкает "Мадонна" Превитали (1502 г.) в Падуе; пленяют эти пейзажи той наивностью, с которой нарисованы чрезвычайно отчетливо, с чисто детской склонностью к пестрой цветистости, бесчисленные подробности: города, деревни, рощи, поля и холмы, стелющиеся под ясным голубым небом. В большом образе бергамскаго S. Spirito Превитали изображает в строгой симметричности красивые развалины зала с видом в фоне на водопад среди холмов. Прекрасный пейзаж украшает и маленькую картину мастера (1521 г.) в ольденбургском Augusteum "Св. Иоанн Креститель". "Благовещение" в Ченеде, судя по Кавалькасселю, отличается свежим зеленым тоном, близким к Джорджоне.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Празденство пр дворе лотарианского герцога (Калло)

Св. Христофор (Дирик Боутс)

Беседа в саду (Жан-Франсуа де-Труа)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Венецианская живопись «Золотого века» > Художники венецианской школы
Поиск на сайте   |  Карта сайта