Пределы совершенства

Тайная вечеря (Андреа дель Сарто) Картины последнего периода творчества Сарто отличаются теми же чертами: единственным по совершенству мастерством и пустотой - и, пожалуй, эти черты теперь достигают своего предельного выражения. Вазари очень настаивает на пластичности всех этих картин, он не устает указывать на то, что фигуры и архитектура лепятся, выступают, производят полное впечатление иллюзорности. Если бы это было так, то Сарто хотя бы в этой области проявил подлинную мощь. Но на самом деле и это специальное выражение мощи отсутствует в творении Сарто, хотя несомненно, что в смысле светотени, мягкости переходов, окутанности предметов атмосферой картины Сарто означают шаг дальше даже по отношению к великому исследователю светотени - Леонардо. При всем своем совершенстве ни одна картина Сарто не говорит громко, ни одна не производит впечатления уверенности, убеждения, силы. Всюду вкрадчивый шепот и какая-то увертливо-лукавая ласка.

На сравнение с Леонардо наводит знаменитый шедевр Сарто - фреска "Тайная вечеря" в монастыре Сан-Сальви близ Флоренции (1525 года). Вне всякого сомнения, Сарто пожелал здесь тягаться с миланским "Сеnасоlo" - картину Винчи он мог видеть на своем пути во Францию. Но как в этой картине характерно для "упадочника" хотя бы одно то, что он отступает от новой формулы Леонардо и возвращается к более архаическим приемам Андреа дель Кастаньо и Гирландайо, прижавших группу действующих лиц к стене покоя, в котором происходит трапеза. И Сарто делает это вовсе не для того, чтобы яснее передать действие, и не для того, чтобы сосредоточить внимание. Его актеры и недостаточно внушительны для этого. Для него весь смысл картины в ее декоративном эффекте. Он открывает в стене над головами Христа и апостолов три окна, притягивающих своей изумительной иллюзорностью глаз зрителя, а святость настроения он окончательно нарушает выглядывающими из них фигурами прислужников, прелестные силуэты которых выделяются на фоне вечереющего неба. Видно, его лично увлекало только это совершенно второстепенное место в картине, и надо отдать справедливость Сарто, что никому еще до него не удавалось так прекрасно выдержать чисто оптический эффект. Даже Веронезе, Веласкес и Тьеполо нашли бы чему поучиться на этом произведении их предшественника.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Св. Николай (А. Лоренцетти)

Сельский крестный ход на Пасху (Перов В.Г., 1861 г.)

Голова Иоанна Крестителя (А.А. Иванов)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Живопись «Золотого века» в средней Италии > Робкий виртуоз > Пределы совершенства
Поиск на сайте   |  Карта сайта