Предвещающие Тиеполо

Есть нечто общее между декоративной живописью Пиолы и болонца Маркантона Франческини, о котором мы уже имели случай говорить. О нем следует еще раз упомянуть в этом месте, среди художников, предвещающих Тиеполо. Это сходство Франческини с Пиолой усиливается еще благодаря тому, что и с болонским фрескистом работали те же орнаментальные художники: Колонна и братья Гафнер, которые помогали Пиоле; возможно даже, что им принадлежат и некоторые идеи "общего строя"1. Пиолу во Франческини напоминает его гибкая грация, его тонкое чувство изящного, что-то женственное, что разлито во всем его творчестве и что он унаследовал от своего учителя Альбани. От Пиолы к Тиеполо Франческини делает шаг в том отношении, что у него свет приобретает большую мягкость, что его живопись нежнее и благозвучнее в красках, что его фантазии более легки и изощренны. Роспись Франческини плафона в Palazzo di Giustizia в Болонье непосредственно предвещает самое остроумное и милое, что создало искусство рококо, сумевшее остаться царственным в шутке и привлекательным при огромном "светском" такте.

"Приближение Тиеполо" еще яснее предвещает венецианец Себастиано Риччи, один из знаменитейших художников своего времени - "soggetto di rarо talento", как о нем отзывается Ратти2. Весь стиль Риччи уже тиеполесский, - и настолько это ясно выражается в его живописи, что некоторые даже выдвигали предположение, не повлиял ли Тиеполо на своего старшего товарища. Те же декоративные идеи, только разработанные другим, более порывистым темпераментом, нарисованные менее гибкой и плавной рукой, расцвеченные художником, обладавшим в меньшей степени даром красочной гармонии. В свою очередь, у самого Тиеполо, но именно в ранних его произведениях, мы находим подобные черты, ясно указывающие на то влияние, которое оказывал на него нервный, вечно как будто возбужденный Риччи. В этих работах Тиеполо встречаются и те же глубокие малиновые и синие удары, те же резкие белые блики, те же горячие коричневые тона, которые несколько тяжелят великолепные композиции Риччи и которые имеют уже мало общего со вкусом художников венецианской школы предыдущего периода: Челести, Дзанки и Фумиани.

В качестве "источников" Тиеполо мы можем назвать, кроме Веронезе, и Луку Джордано, и Франческини (советами которого он даже как будто пользовался), и Себастиано Риччи, наконец, его ближайшим наставником считается, кроме Ладзарини, также Пиацетта, о котором мы еще будем говорить в группе "живописцев". Однако уже потому Тиеполо нельзя ставить в одну категорию с упомянутыми художниками, что у него мы встречаем совершенно исключительное отношение к краскам и, в частности, к освещению. Он возобновил сами пышные темы Веронезе, но, усложнив их, мастер сумел придать своему искусству несравненно более легкий характер именно благодаря "освещению": серебряный тон Веронезе, унаследованный Тиеполо, превратился у последнего во что-то новое по существу. Картины и фрески Веронезе всегда несколько густы в краске и умышленно неправдоподобны. Он любит писать зеленые тучи или пурпурное небо, обдавать свои нарядные композиции странным и нежным фосфорическим отблеском, вводить необычайные, редко встречающиеся в действительности колеры, служащие ему для обогащения общего впечатления. Еще более условны эффекты освещения в произведениях Джордано, Франческини, Риччи и Пиацетты. В фантастическом и "лживом" творчестве Тиеполо появляется, напротив того, подлинный "реализм освещения"; он в полной мере "пленэрист" - гамма его чужда звучных, глубоких симфоний, но вся построена на белом свете и на серых полутонах. Именно этот реализм и превращает богов и ангелов Тиеполо в каких-то переодетых актеров, играющих свои роли под настоящим небом и среди настоящих облаков.


1 В генуэзской церкви S. Filippo Neri Франческини и Пиола встретились; первым написан плафон "Торжество св. Филиппа" и часть гризайлей с "житием" святого; здесь же перспективы исполнены братьями Гафнер.
2 Sebastiano Ricci, или Rizzi, родился в Чивидаль ди Беллуно (Венецианская область) в 1662 г.; 12-ти лет он поступил в ученики к посредственному живописцу Федериго Червелли, у которого оставался 8 лет; более всего своим образованием Риччи обязан Маньяско, к которому он отправился в Милан, и пребыванию в Болонье, после чего его пригласил к себе на службу герцог пармский Рануччио Фарнезе, пославший мастера копировать "Галерею Караччи" в Рим; после смерти своего покровителя Риччи совершает поездку по главным художественным центрам Италии и поселяется на 3 года в Венеции; приняв приглашение "римского короля" в Вену, он расписывает апартаменты в замке Шенбрун, а по возвращении на родину отправляется ко двору герцога Тосканского во Флоренцию; проездом через Париж в Лондон он выбран в 1718 г. в члены Академии; в Англии он исполняет многочисленные заказы для двора и для аристократии, что не мешает ему писать картины и для Испании, для Португалии и для Франции. Умер художник 13 мая 1642 г. в Венеции. Из учеников Риччи назовем: Гаспаро Дидзиани, Франческо Фонтебассо, работавшего в России, и племянника Себастиано - Марко Риччи.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Вешний поезд царицы на богомолье при царе Алексее Михайловиче (Шварц В. Г., 1868)

Осенний день (И.И. Левитан)

Брак в Кане (Тинторетто)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Итальянская живопись в XVII и XVIII веках > Декоративно-монументальная живопись > Предвещающие Тиеполо
Поиск на сайте   |  Карта сайта