Рафаэль - автор или соавтор?

Мадонна ди Мантелюс (Джованни Франческо Пенни) Обаяние Рафаэля было, вне сомнения, почти чудесного характера1. В то время, когда на папском престоле восседал тонкий эпикуреец Лев X, когда культ красоты вдруг сделался доминирующим над всеми другими убеждениями и верованиями, Рафаэль мог приобрести значение какого-то "святого живописи" и действительно творить на глазах у всех чудеса, будь то в произведениях собственных рук или в том руководстве работой своих любимых учеников, благодаря которому они сами на время становились гениальными.

Один угрюмый Микель Анджело глядел на это явление со скорбью пророка, для которого не скрыта последняя суть вещей и которого должно было возмущать то, что мы теперь называем "эстетизмом".

Не зависть говорила в творце "Сикстинской" (мог ли полубог завидовать хотя бы и прекраснейшему человеку!), но понимание, что в этом искусстве есть элемент игры, отвлекающей людей от чего-то самого главного. Как Лютер негодовал на Рим, так Микель Анджело негодовал на Рафаэля, имя которого покрывало в это время легион художников2.

Тем же ученикам Рафаэля: Пенни, Джулио и Удине - принадлежит роспись по рисункам Рафаэля (из которых несколько листов сохранилось) "Фарнезины" (в то время дворца Киджи), и двумя из них написаны все последние "картины Рафаэля", те самые, которые веками считались шедеврами мастера: "Мадонна Франциска I", "Св. Михаил Архангел" (обе в Лувре) и ватиканское "Преображение"3.

Все эти произведения означают то же, что означают в менее определенной степени "Лоджии" - окончательное "расточение" мастера, замену его личного творчества воодушевлением других. В эти последние годы Рафаэль весь отдался архитектуре, к которой его влекло с давних пор; на сосредоточенную же работу живописью ему не хватало времени.

La Vierge on volle (Рафаэль)Однако дивные образы выходили один за другим из этой странной мастерской, в которой мастер почти не касался кисти, и как раз эти образы разносили славу о нем по всему миру, делали его доступным всем, делали свое мировое школьное дело. Да и то, что не могло покинуть Рима, будучи написано на недвижимых стенах, воспроизводилось великолепным рисовальщиком Маркантоном на меди и шло странствовать по свету.

Иная гравюра, сделанная прямо с наброска мастера, хранила при этом лучше мысль Рафаэля, нежели исполненные учениками картины и фрески4. И всюду такая художественная "почта" несла благую весть о новом и, о том, что красота воскресла с прежней силой, что побеждены дикость, грубость, что "средние века" прошли окончательно и наступило настоящее обновление, "новое время" - под соединенными знаками древней мудрости и евангельского откровения.

Как авторство декоровки "Лоджий" отнимается у Рафаэля, так оспаривается у него и вся "постановочная часть" последних его произведении. Большинство исследователей согласны видеть его мысли и его рисунок лишь в фигурах (и то Дольмайр оставляет за Рафаэлем лишь верхнюю половину "Преображения"), зато все остальное, всю "околичность" и даже одежды действующих лиц историческая критика приписывает его ученикам.

Что писаны эти произведения его учениками - в этом действительно трудно сомневаться. Ласковая, нежная, вся одухотворенная и трепетная техника Рафаэля исчезла из них совершенно; исчезли и его ясные, прозрачные краски, замененные густой, впадающей в черноту, гаммой; наконец, предположение, что все разработано учениками устанавливается сверением сохранившихся подготовительных рисунков для различных частей картин, в которых уже не видишь характерного штриха Рафаэля.

Но опять-таки и эти произведения имеют вполне право носить имя Рафаэля, под которым они и значатся. Это становится ясным, как только мы сравним все творчество Рафаэля последних лет его жизни с произведениями, исполненными после смерти мастера его учениками, когда они были предоставлены только себе.


1 Сохранился ряд рассказов о доброте и отзывчивости Рафаэля, об его пленительных манерах, об его глубокой душевной культурности. Характерно, что в катастрофе, случившейся в ватиканских "Лоджиях" в день смерти Рафаэля, тогда же готовы были видеть чудесную связь с его кончиной; да и слова Вазари о том, что душа Рафаэля должна служить украшением рая, характерны для мнения, сложившегося о нем, как о человеке.
2 В письме Микель Анджело, опубликованном Чиампи, он прямо обвиняет Рафаэля и Браманте в зависти к себе и в интригах против себя. "Нужно признать, - прибавляет при этом мрачный Буонарроти, - что Рафаэль имел добрые основания для этого, ибо то, что он знал об искусстве, он узнал от меня". Кондиви сообщает аналогичное мнение Микель Анджело о Рафаэле: "Gli ho sentito dire che Raffaello non ebbe quest' arte da natura, ma per lungo studio". Тот же Кондиви сообщает, что Рафаэль сам "почитал себя счастливым, что родился в дни Микель Анджело, ибо сей великий художник открыл ему ту сторону искусства, которая была неизвестна другим".
3 Вазари считает "Преображение" написанным собственноручно Рафаэлем и лишь доконченным Джулио и Пенни. Несомненно, самому Рафаэлю принадлежит "Мадонна св. Сикста" в Дрездене, относимая Пассаваном и другими исследователями к последним годам жизни мастера.
4 Среди этих гравюр с Рафаэля особенного внимания заслуживает "Суд Париса" (композицией которой в XIX веке воспользовался Эдуар Мане), "Чума во Фригии", где восхитителен архитектурный фон в духе Франчабиджо и Понтормо, и, наконец, странная фантастическая композиция "Лошадиный остов", в которой больше всего сказалось влияние на Рафаэля немцев (Шонгауера и Дюрера, с последним Рафаэль обменялся рисунками) и нидерландцев (Босха). "Избиение младенцев" - единственный след, оставшийся от грандиозной затеи Рафаэля создать (по заказу Франциска I) серию шпалер с евангельскими сюжетами для собора св. Петра.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Голова апостола Андрея (1830-40-е гг.)

Книжнй знак. Из книг Александра Бенуа. 1901 г.

Флот царя Салтана (С.В. Малютин, иллюстрация)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Живопись «Золотого века» в средней Италии > Последний период творчества Рафаэля
Поиск на сайте   |  Карта сайта