Пейзаж Тинторетто

Благовещение (Якопо Тинторетто) В первой манере пейзаж играет большую роль, он более разработан; во второй - его часто заменяют какие-то намеки и импрессии. Чтобы ближе подойти к творчеству Тинторетто, разберем, следуя нашей системе, наиболее знаменитые из его "декораций".

В "Чуде св. Марка" (1548 г.) уже появляется та формула, которую должен был развить до предельного великолепия Веронезе и которую мы встречали у Мантеньи, позже - у Пальмы, Моретто и Тициана. Это - формула "колонной декорации" портика какого-то неопределенного назначения, с садом позади. Что держат на картине Тинторетто колонны слева - неизвестно, как к ним прилажена беседка с виноградом, в тени которой происходит самая сцена, - тоже остается невыясненным.

Еще менее можно понять, к чему относится терраса с балюстрадой на втором плане. Но чарами своего искусства, блеском красок, единственно ему принадлежащими яркостью и цветностью палитры мастер достигает того, что все это "принимаешь на веру", и мало того - этот ирреальный ансамбль производит впечатление полной убедительности. И как это все написано, как легко, просто и "чисто живописно"! У Тициана, у Моретто, у Веронезе чувствуешь присутствие архитектора в творении живописца - все равно, сами ли эти художники превращались в архитекторов или за них разрабатывали архитектурную сторону картин приглашенные специалисты. У Тинторетто царит одна живопись в своей чистейшей сущности, и вследствие этого ничто не навязывается, ничто не холодит, не рассеивает цельности впечатления, не заглушает звучности. В этом смысле Тинторетто является предшественником "импрессиониста" Веласкеса и "импрессиониста" Гварди.

Поразителен, например, по находчивости и тот фокус, к которому Тинторетто здесь прибегает впервые (этим же фокусом должны были воспользоваться Веронезе, многие фламандцы с Рубенсом во главе, Тиеполо и другие). Первый план Тинторетто "лепит" и доводит до большой выпуклости, заставляя по нему играть хитрому плетению лучей, теней и отражений; он выписывает почти каждый листочек и даже бесподобно изображает натюрморт на авансцене: разбитые вдребезги инструменты пытки1.

Картина ТинтореттоНо сейчас же за последним рядом голов мастер сразу "ускоряет темп" техники, сразу меняет интенсивность колорита, и весь фон (ограду сада с воротами) он пишет с совершенной "развязностью", в каких-то нежно-белокурых, тающих, точно лишь навеянных красках. Благодаря этому контрасту получается нечто в одно и то же время и почти до стереоскопичности выпуклое и нечто фантастичное, миражное - Тинторетто достигает и эффекта пространственности, который ему нужен для того, чтобы казаться убедительным, и остается в пределах какой-то волшебной фантастики.

Декорации, аналогичные по эффекту, мы найдем в чудесной картине "Омовение ног" Эскуриала (написанной для церкви San Marcuola около 1550 г.), в которой так поражает редчайшее для времени сизо-голубое лунное освещение, в насыщенной золотом "Сусанне" Венской галереи2, в "Распятии" 1565 г. (Scuola di San Rocco), в "Золотом тельце" церкви S. Maria dell'Orto, в "Благовещении", с которого начинается серия картин в нижнем зале Scuola di San Rocco, и т. д. В других произведениях он ищет большей густоты и единообразия в освещении масс, находясь под впечатлением таких картин, как луврский "Концерт" Джорджоне (вероятно, не покидавший еще тогда Венеции) или как "грозовые" картины Доссо Досси. К перлам среди этой категории принадлежат: "Грехопадение" и "Братоубийство Каина" в Академии, "Нарцисс" в галерее Колонна, "Св. Георгий" в Лондоне. Жуткая картина Бреры "Нахождение тела св. Марка в александрийских катакомбах" открывает собой ряд изумительных interieur'oв Тинторетто, столь же особенных и впечатляющих, как и его картины с пейзажами3. Одним из самых блестящих примеров этого же порядка является большой "Пир в Кане" (1561 г.), находящийся в церкви S. Maria della Salute. Здесь изображен глубокий и низкий полутемный зал; вечерние лучи струятся в его квадратные окна слева, а грозовое небо виднеется через аркады фона. Еще изумительнее по краскам несуразная по композиции, но светящаяся, точно из самоцветных камней сложенная, картина Эрмитажа "Рождество Богородицы", а также восхитительная картина галереи Корсики в Риме "Грешница перед Христом"4.


1 Целый ряд картин Тинторетто, и даже такие, которые кажутся написанными совершенно "от себя" и без внимания к натуре, содержат восхитительные куски натюрморта, не уступающие аналогичным деталям на картинах Тициана, Пальмы, Бонифацио и Бассано. Обращаем внимание на сверкающую стеклянную посуду в картине "Тайная вечеря" в San Giorgio, на разные предметы и фрукты на первом плане в картине на тот же сюжет в Scuola di San Rocco, на передачу деревянных стропил и соломы в картине "Поклонение волхвов" и полуразрушенной стены и всяких принадлежностей плотницкого мастерства в картине "Благовещение" (обе там же).
2 Венская "Сусанна" - одно из чудес живописи. Поразительна здесь смелая простота красок, почти сплошной зеленовато-серый тон, тенью лежащий на золотистом теле красавицы, черноватая зелень импрессионистски написанного пейзажа и малиновый пурпур подползающего старца. Схема пейзажа "Сусанны" наводить на мысль, что Тинторетто был впечатлен какой-либо феррарской или фламандской шпалерой.
3 Эта странная картина Тинторетто является и одним из самых его красивых произведений в красочном отношении. Одетая в розовое и темно-синее фигура святого рядом с зеленоватым тоном лежащего на полу трупа (голубые тени и ярко-лимонный общий тон), с охрой коленопреклоненного сенатора, с теплым серым тоном пола все это сливается в аккорд поразительной силы и прелести, такой прелести, которая захватывает сначала всецело; лишь постепенно затем углубляешься в сюжет и отдаешь должное мастеру, признавая, что таинственное чудо не могло быть изображено более убедительно.
4 Такие картины наводят на мысль, что Тинторетто изучал феррарцев XV в., вроде Коссы, или венецианцев, вроде Кривелли. Возможно также, что мастер увлекался цветистостью византийских мозаик. На последнее предположение наводит изучение его мозаик в Сан-Марко (частью исполненных в 1588-1589 гг.), которые если и производят рядом со строгостью византийцев неприятное впечатление благодаря изломанным, изощренным формам, то все же чудесной звучностью дополняют красочную симфонию, охватывающую посетителя храма.

Предыдущая глава

Следующая глава


Св. Иероним (Рибера)

Плафон в Palazzo Pitti (Пьетро да Кортона)

Распятие (Пьетро Перуджино)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Живопись барокко в Венеции > Якопо Робусти-Тинторетто > Пейзаж Тинторетто
Поиск на сайте   |  Карта сайта