Освободитель

Умножение рыб и хлебов (Педро Оренте) Отчасти как последствие всего этого - крайний индивидуалист Греко является и крайним маньеристом. Сосредоточившись исключительно на себе, не признавая ничего иного, кроме собственной художественной системы, кроме возникших в душе образов, Греко повторялся безо всякого стеснения, и едва ли мог бы он, оставшись верным исключительно себе, не повторяться. В конце концов, мастер, видимо, даже не трудился больше проверять на внешнем мире свои измышления - он совершенно отвернулся от природы.

Однако если для Италии XVI в. (и вообще для Европы) Греко является "финалом", жутко-трагическим, безнадежным заключением известного периода, то для Испании он означает нечто совершенно обратное. Правда, среди его непосредственных учеников мы не насчитываем ни одного великого имени, но уже то характерно, что из его мастерской вышли такие превосходные реалисты, как Орренте и Майно, поистине считающиеся настоящими предтечами Веласкеса1. Можно быть уверенным, что именно Греко, так чудесно подражавший когда-то Бассано и сохранивший культ о нем и в Испании, дал простоватому, лишенному фантазии, но искреннему и честному Орренте мысль примкнуть к прекрасному венецианскому мастеру2. По нескольким деталям, встречающимся на картинах Греко (опять-таки сближающим его произведения с произведениями Тинторетто)3, мы можем отметить в нем и превосходного "натуралиста", несомненно, обладавшего способностью заставить других видеть натуру, понимать ее формы и чувствовать ее краски. Еще до того как Майно познакомился с произведениями Караваджо, он в мастерской венецианца Греко должен был выучиться бесхитростно передавать видимость, и кто еще знает, какими извилинами дальше шло развитие натурализма. Не забудем, что Микель Анджело Караваджо получил свои первые художественные впечатления в Милане, и, что Милан в это время был полуиспанским городом. Отправившись затем из Милана в Венецию, Караваджо как бы замкнул крут, половина начертания которого принадлежала Греко4.

Во всяком случае, если деятельность Греко и протекла целиком в Толедо, то пламенность его творчества была настолько сильной, что в ней фатально должны были погибнуть последние пережитки того готического "провинциализма", который еще присущ произведениям Варгаса и Моралеса5, той холодной академической выправке, которую занесли в Испанию приглашенные из Италии художники или те испанцы, которые ездили в Италию учиться. Греко прерывает в Испании период школьности и открывает период зрелости. Этот иностранец способствовал больше, чем кто-либо, тому, чтобы испанская живопись освободилась от иностранного порабощения. И в дальнейшем испанская живопись не теряла своей связи с итальянской, но между обеими "сестрами" установились отношения равенства, а на короткий момент даже испанская живопись получила значительное преимущество перед итальянской и сама достигла предопределенной ей вершины.


1 Среди учеников Греко мы встречаем: его сына Хорге Мануэля Теотокопуло (род. в 1578 г.). Франческо да Пребосте - обычного сотрудника мастера, Педро Орренте, Майно и Луиса Тристана, автора "Троицы" 1629 г. в Севильском соборе, долгое время считавшейся произведением Греко.
2 Педро Орренте родился в Монтеалегре (провинция Мурсия) около 1570 г. Согласно Сеан-Бермудесу, он ученик Греко (Якопо Бассано Орренте едва ли мог застать в живых); мастер работал впоследствии в Толедо, Валенсии (1616 г.), в Куэнке, в Мадриде и в Севилье. Умер Орренте в Толедо в 1644 г. Учениками его были Эстебан Марч, прозванный "de las batallas", и Кристобаль Сальмерон.
3 Превосходные куски "мертвой натуры" мы встречаем у Греко на "Св. Маврикии", на "Мадонне", бывшей в собрании Немее, на образе "Св. Ильдефонса" (La Cariadad в Иллескасе), на "Immaculada Concepcion" собрания Немее (цветы). Превосходна в последней картине и полная щемящей фантастичности узкая полоса пейзажа под фигурой Богоматери. Изображены какие-то храмы и парк с фонтаном, освещенные блеклым от светом заходящего за горами солнца; выше сквозь тучи сквозит серп полумесяца.
4 К вопросу об источниках Караваджо и всего натуралистического направления мы еще вернемся, но сейчас же укажем здесь, что, несмотря на покровительство, оказывавшееся Карлом V и Филиппом II "романистам" и "академикам", Испания за XVI в. видела немало художников, в которых мощным, оздоровляющим потоком била именно эта натуралистическая струя. Вполне натуралистами были портретисты Моро и Коэльо; натуралистические мотивы мы найдем у Педро де Кампанья, но особенно ими богато творчество скульпторов, сохранивших, несмотря на торжество антикомании, обычай раскрашивать статуи в натуральные краски.
5 Луис де Моралес родился в Бадахосе в 1509 г.; он предполагаемый ученик Берругуете; умер мастер там же в 1586 г. Типичные примеры его искусства имеются в Эрмитаже. Моралес в одно и то же время напоминает романизирующих нидерландцев и Себастиана дель Пиомбо. Но характерная нота утрированного аскетизма принадлежит всецело ему и Испании.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Возвращение священного Ковра из Мекки в Каир (К. Маковский)

Встреча (Мантенья)

Св. Иоанн на Патмос (Ганс Бургмайер)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Живопись барокко в Венеции > Эль Греко > Освободитель
Поиск на сайте   |  Карта сайта