Великие неаполитанцы

Ринальдо и Армида (Джованни Баттиста Тиеполо) Лука Джордано "Fa presto" - великолепный живописец. Можно презирать его за легкомыслие, за циничное отношение к сюжету, за известную шаблонность, но какая радость его картины и его фрески в чисто техническом отношении. Какая сказочная мускульная сила требовалась для того, чтобы покрыть сотни квадратных метров живописью, ни в чем никогда не обнаруживающей усталости или мучительного напряжения. И какая во всем приятная, звучная и мягкая бархатистая гармония. Как красиво умеет мастер сопоставить серые и оранжевые тона, среди которых то там, то здесь сверкает яркая голубизна кобальта. Такой живописный темперамент, при своей властности, должен был производить всюду, где он являлся, огромное действие, несколько напоминающее опустошение урагана. После того как Неаполь родил Джордано, ему не было возврата к своим "испанским" и натуралистическим основам; он мог лишь дальше развить те же декоративные идеи и, наконец, дать в лице Франческо Муры "своего Тиеполо". Да и в самой испанской живописи Джордано, получив возможность расположиться во всю ширину своей импровизации по гигантским сводам Эскуриала (что бы сказал на это суровый основатель монастыря!), уничтожил всякую строгость, всякое благочестие. Последнему большому художнику испанской школы, Клаудио Коэльо, осталось только умереть от возмущения, а вслед за Джордано здесь только и могли иметь успех такие виртуозы, как неаполитанец Коррадо или как испанцы Маэлья и Байеу.

Сама неаполитанская школа могла бы в лице Маттии Прети представить спасительный контраст грандиозным "шалостям" Джордано, но случилось как-то так, что все монументальные произведения, созданные этим восхитительным художником, не пользуются оценкой исторической критики, тогда как произведения Джордано украшают наиболее видные места в зданиях, неминуемых ни единым туристом1. Да Прети, вдумчивый и патетичный, романтик до мозга костей, не годился в "общественные художники" своего времени. В куполе моденской церкви Carmine он дал своеобразно-строгую и внушительную парафразу (напоминающую несколько Бононе) барочного апофеоза, но этим он едва ли угодил кому-либо в то время, тем более что ему в фресковой живописи не удалось сохранить ту звучность светотени, которая сближает картины мастера с Рембрандтом и делает его предвестником Джузеппе Креспи2. Неудачу Калабрезе потерпел и со своими красивыми фресками в римском S. Andrеa della Valle, где им, вероятно, вредило соседство строгих рассудочных работ Доменикино.

Не означает ли черноватость колорита третьего из великих неаполитанцев XVII в., Франческо Солимены, что он пожелал вернуться к требованиям некоторой строгости, подобающей церкви, которой мастер и служил всю жизнь3? Несмотря, однако, на темные тона, на вырисованность и даже засушенность форм, искусство Солимены не более внушительно, нежели искусство Кортоны или Джордано. По существу и его плафоны, и алтарные картины только балеты a grand spectacle или нечто очень близкое к тем нарядным рождественским "яслям", которые устраивались аристократами Неаполя в XVIII в. Самый реализм Солимены очень близок к характерному реализму неаполитанских скульпторов, с необычайной аккуратностью изготовлявших фигурки ангелов, магов и пастухов для этих "presepe". Действительно, эти мастера пользовались для своих раскрашенных и разодетых статуэток теми же моделями, которых они встречали в порту и на крикливых улицах, но передавали они их с такой игривой элегантностью, так легкомысленно, так шутливо, что настоящего впечатления жизни эти статуэтки не производят. И у Солимены, при всем блеске его техники, при всей красоте его придумок и при всех его гигантских знаниях, нет впечатления жизни и благодаря этому его приходится считать наиболее академическим художником среди неаполитанцев; он отходит от Неаполя и, косвенно, от Испании, и его нетрудно принять за болонца или римлянина.


1 Mattia Preti, прозванный "il Calabrese", родился в Таверне (Калабрия) 24 февраля 1613 г. После пребывания в Парме и в Модене П. поступил в ученики к Ланфранко в Риме, затем к Гверчино в Ченто. Одно время жил в Венеции, затем в Болонье; с 1657 г. в Риме, где им исполнены фрески в церкви S. Andrea della Valle. Приглашенный гроссмейстером иоаннитов, художник отправился на Мальту, где им была написана фреска в соборе; здесь же он умер 13 января 1699 г., после того как некоторое время жил в Неаполе, где мастером была украшена живописью церковь S. Pietro a Majella - едва ли не наиболее удачная из его декоративных работ. Сохранилась память о необычайной быстроте и энергии, с которыми работал Прети: "казалось, что он не пишет картину, а выбивает дробь на барабане".
2 Подробнее о Прети мы будем говорить в главе о "живописцах". Там же мы предпочитаем обсуждать творчество и сицилийца Новелли, фрески которого в Палермо (Badia Nuova) и в Piave dei Greci отличаются аналогичными с Прети чертами.
3 Francesco Solimena, прозванный "lАbate Ciccio", родился в Ночерии де Пагани (Неаполитанское королевство) 4 октября 1657 г.; сын и ученик живописца Анджело С., предназначавшего Франческо сначала к юридической карьере и давшего ему возможность заниматься живописью, лишь благодаря заступничеству кардинала Орсини, ставшего позже папой Бенедиктом XIII; кроме того, учителями Солимены были: Массимо Станциони, Франческо ди Мария и Джакомо дель По. Окончательно выработал свою манеру С. на изучении работ Ланфранко, Прети, Кортоны, Гвидо и Луки Джордано. За исключением короткого пребывания в Риме и в Ассизи в 1701 г., мастер всю жизнь провел в Неаполе, пользуясь всемирной славой и исполняя заказы, поступавшие к нему отовсюду. Умер Солимена в Неаполе 5 апреля 1747 г. Среди учеников его несколько человек занимают видные места в истории живописи: Себ. Конка, Франческо дель Мура, Джузеппе Бонито. Фрески Солимены украшают неаполитанские церкви: S. Paolo Maggiore, S. Domenico Maggiore и Gesu Nuovo; красивые картины мастера находятся в Венском музее ("Похищение Оритии"; повторение у г. Раухфуса в Петербурге), в собрании гр. Гарраха там же, в галереях Дрездена, Стокгольма и др.

Предыдущая глава

Следующая глава


Пейзаж в картине Призвание апостолов (Марко Базаити)

Леонтий Николаевич Бенуа. 1895 г.

Обложка книги


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Итальянская живопись в XVII и XVIII веках > Декоративно-монументальная живопись > Великие неаполитанцы
Поиск на сайте   |  Карта сайта