Мейлен, Мушероны

Античный форум с триумфальной процессией (Джакоб ван дер Ульфт) И Мейлен, пока Лебрен был могущественным распорядителем всех работ, великолепно подделывался под его вкус, и одним из результатов их «дружной» деятельности были знаменитые серии гобеленов, столь характерных для царствования Людовика XIV. В них фламандец, породнившийся с «первым живописцем короля», сумел быть и важным не хуже Женоэльса и в то же время «с тактом щеголять» своей чарующей палитрой. Но предоставленный всецело себе, Мейлен оказывается иным, более жизненным художником. Даже в официозных батальных картинах он, видимо, слишком наслаждался правдивой передачей природы, и такие — недостаточно льстивые — картины как-то плохо пригодны для дворцовых чертогов, как бы вносят в них «неподобающий тривиальный тон». Впрочем, к Мейлену придется еще вернуться в том месте, где наше изучение коснется «колористов» и художников нарождающейся правды1.

О Мушеронах мы уже говорили2, но и здесь нельзя их пропустить. Здесь, впрочем, в главе о декоративной живописи, первое место принадлежит не более правдивому из них — старшему Мушерону а его сыну Исааку, прозванному в Риме за свое искусство компоновать «Ordonantie». В Голландии существуют целые комнаты, сплошь расписанные этим изобретательным «уборщиком», и нет ничего прециознее и затейливее таких панорамных и боскетных кабинетов. Еще более крупным художником младший Мушерон являет себя в гравюрах, сохранивших нам в черном на белом погибшие его уборы3.

Италия — настоящая родина архитектурной живописи. В Италии эта отрасль нашла свое всестороннее и полное развитие, здесь же она превратилась в изумительное ремесло, продолжающее доживать (правда, в довольно извращенном виде) в театрально-декорационной живописи. Однако по мере того, как итальянский вкус стал распространяться повсеместно, архитектурная живопись (как отдельная отрасль) сделалась и в Нидерландах, и в Германии, и во Франции чем-то необходимым, и всюду явились весьма замечательные ее представители, успешно выступавшие соперниками итальянцев. Одним из самых замечательных среди этих соперников был сам Пуссен, поражавший даже римлян благородством своих архитектурных измышлений и прекрасным их выполнением4.

Пуссен непосредственно воспитал лучшего из архитектурных живописцев Франции XVII в. — Лемэра, который, наподобие Дюге, с гордостью придал своей фамилии более славное имя своего друга5. Руины Лемэра действительно «благородны», но, к сожалению, несколько сухо написаны и безразличны по краскам. Более «живописцем» проявил себя сотрудник Лебрена, Жак Руссо, две перспективы которого в Salon de Venus Версальского дворца придают своеобразно острую прелесть этому красивейшему из «апартаментов короля»6. Как Руссо, так и лучший его ученик, Филипп Мёнье7, оказались, кроме того, способными заменять итальянцев в трудной и неблагодарной специальности «квадратуры» (иллюзионно-орнаментальной живописи). Им в значительной степени обязаны многие лучшие декоративные работы второй половины XVII в. рельефностью, воздушностью и благородным общим тоном.


1 Туда же мы отсылаем читателя за биографическими сведениями. Декоративные работы брата Адама, Сиверта в. д. Мейлена, известные нам в гравюрах, напоминают Женоэльса.
2 См. т. III.
3 К той же группе можно еще причислить следующих фламандских мастеров: эффектного, бойкого ученика Гаспара де Витте Lucas'a Achtschellinck (1672—1699; картины в Брюгге, Антверпене, Дрездене, Генте), знаменитого архитектора Дание-ля Маро, а также льежских живописцев Jean Baptiste Juppin (1675—1729) и Lambert Dumoulin (первая треть XVIII в.). Интересно отметить, что специальностью Жюппена были декоративные пейзажи в церквях, наподобие тех, коими Гаспар украсил S. Martino dei Monti.
4 Прекрасные примеры архитектурных фонов у самого Пуссена мы находим на следующих картинах: «Пейзаж с Орфеем», «Христос и блудница», «Ревекка у колодца», «Чума среди филистимлян», «Похищение сабинянок», «Учреждение евхаристии», «Нахождение Моисея» (все в Лувре), «Иерихонские слепцы», «Св. Семейство» (собрание Lerolle в Париже), «Смерть Британника» (palazzo Barberini в Риме), «Поклонение волхвов» (Дрезденская галерея и другие варианты в Лувре), «Тайная вечеря», «Передача ключей» и «Магдалина у ног Христа» (собрание Эллесмир в Лондоне), «Гладиаторы» (в Прадо), «Давид — победитель» (галерея в Дульвиче). См. Ch. V. Niclaen «N. Poussin og den franske Kunst Forhold tie Perspectiven, en Afsint auf Perspectivens Historie», 1899.
5 В дни Пуссена были три живописца, носивших имя Lemaire. Наиболее известен так называемый «толстый Лемэр» — он же Lemaire-Poussin. Родился мастер в 1597 г. в Даммартене; ученик Клода Виньона; с 1613 по 1637 гг. художник жил в Риме; во Франции им исполнены декоративные работы в замках Рюэль и Баньоле; вернулся мастер в Рим в 1642 г., сопровождая Пуссена; умер в 1655 г. (по другим сведениям, в Гальоне в 1659 г.). См. Felibien «Entretiens», т. II. В Лувре (в отделении рисунков) висят две большие перспективы мастера; в Эрмитаже ему приписывают перспективу, считавшуюся прежде произведением самого Пуссена.
6Jacques Rousseau крещен 4 июня 1630 г.; ученик своего зятя, Герм. Сваневельта; закончил образование в Италии. В 1662 г. Р. Член Парижской Академии, из состава которой исключен в 1681 г. за причастность к кальвинизму; в 1688 г., по переходе в католичество, снова принят. Кроме королевских дворцов (в Марли он продолжал расписывать фасады вплоть до 1685 г.), Руссо декорировал Hotel Lambert и Hotel Sainte-Pouange; он же писал декорации для опер Люлли в театре Сен-Жерменского замка. В 1690 г. Р. отправился вместе с Лафоссом и Мопнуайэ в Англию для декорирования Montaigue-House и замка Hampton-Court; в Лондоне мастер и умер 16 декабря 1693 г.
7 Philippe Meusnier, сын юрисконсульта, родился в Париже в 1655 г.; ученик Руссо; восемь лет М. провел в Риме, где с особым увлечением изучал архитектуру San Pietro; по возвращении в Париж М. состоял помощником Руссо, работы которого он закончил после того, как учитель принужден был скрыться от преследовании за свою принадлежность к кальвинизму. Мёнье были, м. п., поручены и рисунки иллюминации, устроенной по случаю рождения герцога Бургундского. Позже он декорировал плафон Версальской придворной церкви, главные сюжеты которого были поручены А. Куапелю. С последним он сотрудничал и при росписи «Галереи Энея» в Пале-Рояле. Недовольный придирками контролеров, М. на время удалился в Мюнхен, но, вызванный приказом короля, он с тех пор жил в Париже, в казенной квартире в Лувре. В 1702 г. он академик; в 1703 г. — советник, в 1719 г. — казначей Академии. Около этого же времени его мастерская удостоилась посещения короля Людовика XV. Умер М. 24 декабря 1734 г. Две картины художника имеются в Нан-си. В качестве лучшего ученика Мёнье д`Арженвилль называет le sieur Mercier.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Свадебная прогулка. 1906 г.

Танец амуров (Франческо Альбани)

Берег моря. 1914 г.


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Французская живопись с XVI по XVIII век > Исторический пейзаж > Мейлен, Мушероны
Поиск на сайте   |  Карта сайта