Живопись Мурильо

Las Filanderas (Д. Веласкес) Легенда говорит далее, что Мойя привез с собой одну картину Дейка, произведшую целый переворот во вкусах севильских художников и, в частности, Мурильо. Однако проверить все эти данные не удается, и они остаются тем более сомнительными, что ряд картин, считавшихся прежде за произведения Мойи, теперь приходится отдать кордовскому художнику Антонио дель Кастильо, которому, быть может, Мурильо многим и обязан в начале своей деятельности. Не подвергается сомнению лишь то, что Мурильо сам отправился в путешествие, которое, впрочем, ограничилось посещением одного Мадрида, где юный мастер, проникнувший, благодаря Веласкесу, в королевские сокровищницы, в продолжение двух лет изучал произведения фламандцев и венецианцев.

Так или иначе, но Мурильо должен был знать искусство Ван Дейка и хорошо знать его — вернее, очень сильно восприять в себя впечатления от него. Самое sfumato Мурильо, технически доведенное им до высшей степени совершенства, до «неуловимости», мы находим в произведениях «предпоследней манеры» ван Дейка. Предпочтение коричневато-серебристых оттенков, особый ритм жестов, особое «балансирование» композиции, кроме того, с совершенной очевидностью устанавливают связь Мурильо с придворным живописцем Карла I. При всем том Мурильо никак нельзя назвать подражателем — настолько все, что им заимствовано, преобразилось под влиянием совершенно своеобразной психологии, настолько эти чужие черты «испанизировались» и придвинулись к пониманию не одних только избранных precieux, но и толп простого народа. Мурильо покажется упадочным, если его сравнить с такими здоровяками, как Рибера, Веласкес, Сурбаран; у него уже мы не услышим громких, простых и веских речей; в нем исчезла мужественность, бодрость духа. Но, с другой стороны, никак нельзя упрекнуть Мурильо в отсутствии искренности и чистоты религиозных помышлений. И как характерно для испанца то, что и его искусство, совершенно с течением времени ушедшее в экстаз, в грезы, основано все же «на натурализме», на пользовании образами окружающей жизни.

Предыдущая глава

Следующая глава


Вечер на Волге (Левитан И.И., 1886—1888)

Пирушка (Пьер Бербетт)

Ораниенбаум. Кабинет "Обезьян" в павильоне Катальная гора. 1900 г.


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Испанская живопись с XVI по XVII век > Бартоломе Эстебан Мурильо > Живопись Мурильо
Поиск на сайте   |  Карта сайта