Живопись Моралеса

Богородица с Мланденцем (Л. Моралес) Аскетизм Моралеса может, на поверхностный глаз, казаться «готическим», но тем его искусство и отличается от «аскетизма» какого-нибудь Роже ван дер Вейдена (и даже от Кампаньи), что в нем мы не найдем и следа присущей фламандцам душевной мятежности и проистекающей от нее теплоты. Небольшие иконы Моралеса дышат тем же суровым величием, каким исполнены гигантские фрески Буонарроти и о каком говорит любая римская развалина.

И это искусство есть подлинный возврат к античности, подлинный продукт «Возрождения». Моралес, удалившийся совершенно от «германского средневековья», от «готики» и нашедший свою национальную сущность, свой национальный язык, означает поворот к латинизации, но только в нем это обращение произошло под знаком церковной, монастырской, почти военной дисциплины. Живописного наслаждения картины «el Divino» не дают, но чтобы понять испанскую религиозность того времени, нет документов более выдержанных, более цельных.

Самый холод красок Моралеса, склонность художника к какой-то «гладкой полированной черноте» — чрезвычайно характерны. От этого унылого, ограниченного искусства веет холодом монастырских или казарменных коридоров, а ведь всей задачей жизни как римского кесаря Карла, так и его жестокого сына Филиппа было именно превратить христианский мир в одну огромную казарму, поставленную под объединенную власть церкви и государства.

Эта задача жизни Филиппа, вполне достойная внука Фердинанда и Изабеллы, нашла себе монументальное выражение в сооружении исполинского Эскориала, относительно которого затрудняешься сказать, что это такое: дворец, монастырь, мавзолей или казарма1. Но вот что несомненно: эта огромная «глыба гранита» есть подлинный и вдохновенный памятник искусства, это цельный организм, имеющий свою душу, страшную и возвышенную. Великая задача соединения церкви и государства, насильственного спасения душ, насильственного утверждения Царствия Божьего, осуществления того, что миллионы людей и их грозные вожди видели в молитве «да будет воля Твоя», это все нашло себе выражение в Эскориале, в этом «Палатине католицизма», в этом продукте возрожденной римской идеи государственной религии и полной налаженности жизни.


1 Своим возникновением Эскориал обязан обету, данному Филиппом II во время битвы при Сен-Кантене, происходившей в день св. Лаврентия, 10 августа 1557 г. Возымев идею соорудить замок, который служил бы одновременно и монастырем, Филипп II следовал лишь примеру своего деда, создавшего нечто аналогичное при монастыре доминиканцев в Авиле. Новый монастырь имени «San Lorenzo de la Victoria» был предоставлен иеронимитам; место выбрано на склоне Сиерры Гвадаррамы — около селения Эскориал; 30 ноября 1562 г. приступили к приготовительным работам, сначала под руководством Juan Bautista из Толедо (работавшего до 1559 г. в Неаполе); 9 мая 1563 г. произошла закладка; в 1567 г. первый зодчий умер, успев, однако, положить фундамент; некоторые изменения в план были внесены толедским монахом Antonio de Villacastin; короткое время вел постройку уроженец Бергамо, живописец Джованни Баттиста Кастельо (1569 г.); наконец, был приглашен Juan Bautista Herrera, бывший, прежде чем стать архитектором, студентом в Брюсселе и воином в Италии. Эррера был великим математиком и инженером, и это как нельзя более подходило к той строгоаскетической художественной задаче, которая ему досталась; это же сказалось на образовании в Эскориале целого математического факультета, перенесенного в 1582 г. в Мадрид. В 1574 г. перевезены в Эскориал гробы королевских родителей и предков; в 1577 г. вспыхнула забастовка среди толпы рабочих Э.; 13 сентября 1584 г. архитектурные работы были закончены, кроме крыши над церковью, которая была достроена лишь в 1654 г. Сам Филипп II принимал деятельное участие в обсуждении планов. Среди скульпторов, работавших над декорированием Эскориала, главные роли принадлежат обоим Леони и Джакомо да Треццо. См. Andres Maria Perez у Ildefonso FernandoySanchez «Guia historica у descriptiva de Monasterio de San Lorenzo», Madrid, 1904; P. F. J. de Siguenza «Historia primitiva del Monasterio del Escorial, la mas ricas en detalles de cuantas se han publicado», arreglada por D. M. Sanchez у Pinelles, 1881; P. Fr. de los Santos «Discripcion del r. Monasterio de San Lorenzo unica maravflla del mundo», 1698; R. P. Fr. A. Ximenez «Description del r. Monasterio de S. Lorenzo», 1764.

Предыдущая глава

Следующая глава


Фруктовый сад (Помпеи)

Развод караула перед Зимним дворцом при Павле I. 1903 г.

Убиение святого Петра Доминиканца (Школа Джованни Беллини)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Испанская живопись с XVI по XVII век > Испанский Ренессанс > Живопись Моралеса
Поиск на сайте   |  Карта сайта