Мастера пейзажей

Лесной пейзаж (Гилис ван Коникслоо) Особенным успехом в свое время пользовались лунные эффекты Гиллиса и картины, в которых он изображал ночные пожары; в них художник прибегал к сюжетам вроде гибели Содома или сошествия Христа в ад. Если бы удалось доказать, что два из самых чарующих пейзажей XVI в.: "Бегство Лота" в Брюсселе и "Св. Христофор" в Берлине - действительно руки этого прославленного в свое время мастера1, то пришлось бы Гиллису отвести более почетное место в истории, - настолько эти картины поэтично и своеобразно задуманы, столько в них мягкой маэстрии, так нежно и сильно выдержана в них светотень, так прекрасно нарисованы (во вкусе "романистов") фигурки. Но именно нам не хватает убеждения, что автор простодушных календарных композиций, гравированных Юлиусом Гольциусом, или грубоватых картин в музеях Вены, Стокгольма и Антверпена был тем же самым изощренным художником, который написал упомянутые перлы2.

Сближает Иориса Гуфнагеля с только что названными художниками то, что, несмотря на весь свой "космополитизм", и он не чужд той ноты "уюта", которую мы у них находим3. Все, что ван Мандер нам рассказывает, обрисовывает личность мастера в чрезвычайно симпатичном свете; это была истинно-художественная натура, не отдававшая себе отчета в своей значительности и беззаветно преданная искусству. Превратившись силой обстоятельств и неожиданно для себя из богатого дилетанта в профессионала, вынужденного зарабатывать свой хлеб искусством, Гуфнагель все же и после того не решался считать себя художником. Под старость лет этот до страсти любопытный путешественник просидел целых восемь лет в затворничестве, украшая, подобно средневековому бенедиктинцу, страницы молитвенника своего покровителя феноменально тонкими миниатюрами. Или же он был занят срисовыванием всяких "чудес Божьих", редких цветов, заморских зверей, птиц и букашек. Творение Гуфнагеля еще не исследовано и в буквальном смысле слова "лежит под спудом" в библиотеках, но в свое время мастер мог иметь большое влияние на соотечественников отчасти благодаря своим гравюрам, появившимся в превосходно раскрашенном издании "Civitates orbis terrarum"4, отчасти благодаря тому, что путешествующие по Германии нидерландцы могли изучать его произведения в "Кабинетах редкостей" герцога баварского, императора и других высочайших меценатов. Едва ли будет натяжкой предположить, что Рулант Саверей, истинный основатель голландской "зверописи", в бытность свою в Вене и в Праге именно на произведениях Гуфнагеля "выучился смотреть" на животный мир.

Значение реформатора нидерландского пейзажа в духе нового времени приписывают антверпенскому художнику Гиллису Конинкслоо5. Это не значит, что нидерландский мастер мог действительно спорить с такими "гениями пейзажа", как Тициан, Скиавоне или Бассано. Конинкслоо бесконечно наивнее их, в нем еще масса ребяческого и условного, мелкого и ремесленного, но известные черты его творчества объясняют все же, почему ван Мандер именно его считает лучшим из современных пейзажистов (Landtschafmaker), имевшим очень большое влияние на развитие специально лесного пейзажа в Голландии.


Латона и ликийские земледельцы (Гиллис Конинкслоо)1 Брат-близнец Гиллиса, Франс, умерший совершенно молодым около 1560 г., успел также занять выдающееся положение в кругу художников, и в. Мандер отзывается о нем с большой похвалой. С некоторой долей вероятности, можно приписать мастеру лишь пейзаж с фигурой Агари в Венском музее.
2 На подобных примерах, как эти две картины, видишь, как шатки и неполны наши знания о старых мастерах. Несомненно, что их писал кто-то необычайно даровитый (возможно, впрочем, что обе написаны и не одной и той же рукой); с другой стороны, мы насчитываем ряд имен, с похвалой упоминаемых историками XVI и XVII вв., но которые для нас пустой звук, а между тем у нас нет достаточных оснований, чтобы эти картины "пристроить" или чтобы эти имена "оживить". К такого рода загадочным шедеврам при надлежит еще чудесная картина Семеновского собрания, изображающая "Потоп" (воспроизведена в "Худ. Сокровищах России", т. I) и считающаяся то произведением Саверей, то произведением Винкбоонса, но могущая с таким же основанием быть отнесена и к "со мнительным" произведениям Питера Брейгеля-Младшего или Гиллиса Мостарта.
3 Joris Hoefnaghel родился в Антверпене в 1545 г. (или 1543 г.). Сын богатого коммерсанта-ювелира, Гуфнагель сначала занимался искусством в качестве любителя, но после того, как его постигло разорение, он сделал живопись своей профессией. Плодом его первого путешествия явился сборник рисунков, которые вошли затем в качестве "главного фонда" в монументальное издание Бруина "Civitates orbis terrarum", начатое в 1572 г. (оконченное лишь после 1618 г.). По возвращении на родину Гуфнагель брал уроки у Ганса Боля. "Испанская фурия" 4 ноября 1576 г. разорила Гуфнагеля, и вот после этого несчастья, на пути в Венецию, где мастер надеялся получить место маклера, он в общество географа Ортелиуса попадает в 1578 г. к герцогу Вильгельму V Баварскому, который и зачисляет его в свои придворные художники. Посетив еще некоторые города Италии, Гуфнагель вступает в свою должность, а по смерти своего мецената, переходит к эрцгерцогу Фердинанду Тирольскому и посвящает восемь лет жизни (1581-1591) украшению листов молитвенной книги ("Missale romanum"), ныне хранящейся в венской Библиотеке и являющейся таким же чудом миниатюрной живописи, как Breviarium Grimani. Для Рудольфа II им также исполнены 4 книги, "первая из которых посвящена четвероногим, вторая пресмыкающимся, третья птицам, а четвертая рыбам". Последнее время Гуфнагель жил и работал в Вене. Умер мастер, как кажется, в 1600 г., пользуясь славой не только превосходного художника, но и хорошего поэта. Сын его Жак (ученик в 1588 г. Лизартса в Антверпене) был также выдающимся миниатюристом.
4 Полное название этой замечательной книги: "Civitates orbis terrarum in aes incisae et excusae et descriptione topographica morali et politica illustratae. Collaborantibus Francisco Hohenbergio chalcographo et Georgii Hoefnagel", Coloniae, ab anno 1572 ad. 1618.
5 Gillis van Coninxloo родился в Антверпене 24 января 1544 г. в семье, происходившей из Брюсселя; ученик своего дяди Питера ван Эльста, Ленарта Круса и Гиллиса Мостарта. Совершив путешествие в Париж и Орлеан, он возвращается в 1570 г. на родину и женится на вдове Пауля ван Эльста; принят в гильдию в 1570 г.; разоренный войной, Конинкслоо переселяется в Германию и десять лет (до 1595 г.) живет в Франкентале, одном из главных центров нидерландской эмиграции; после этого поселяется в Амстердаме, где и умирает 4 января 1607 г.

Предыдущая глава

Следующая глава


Геро и Леандр (Доменико Фети)

Амон и Фамар (Г. Альдегревер)

Los Proverbios, № 20 (Гойя)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Нидерландская живопись в эпоху ренессанса > Пейзажисты > Мастера пейзажей
Поиск на сайте   |  Карта сайта