Жан Жувене, Ларжильер, Риго

Пир у Симона (Ж. Жувенэ) Хронологически вслед за Лафоссом идет Жувене, почти исключительно писавший религиозные сюжеты1. Историки пытаются выставить этого мастера в качестве какого-то контраста «маньеристам». Однако на самом деле то, что Жувене не побывал в Италии, что он написал несколько правдивых портретов, что он автор довольно реадиетической картины в Лувре, изображающей мессу в парижской Notre-Dame, что, занятый картиной «Чудесного улова», художник нарочно съездил в Дьеп для изучения моря, — все это еще не может изменить общего впечатления от его творения, и, напротив того, оно как раз служит превосходным примером той лжи, которую воспитала и поощряла церковь, начавшая клониться к упадку. Тем не менее и Жувене нужно отвести, хотя бы за один блеск его техники и за его радостные, веселые краски, почетное место среди колористов. Особенно выигрывают его композиции в ткацком переложении, — очевидно потому, что в этой технике более откровенно выступает декоративная природа его искусства. Так, к величайшим сокровищам нашего Академического музея принадлежат четыре гобелена по картонам Жувене, выпрошенные у регента Петром Великим2.

Ларжильер и Риго занимают первые места в истории французского портрета, однако и на этом месте их нельзя обойти молчанием, хотя до нас не дошла ни одна из «сюжетных» картин первого, а второй их почти не писал. Значение Ларжильера в истории колоризма определяется хотя бы из одного рассказа Удри о первых своих шагах в живописи3. Однажды Ларжильер задал своему ученику урок написать букет, и юноша для этой цели постарался набрать самых пестрых цветов. Однако наставник остался недоволен этим приемом: «Я вам предложил, — сказал он, — этот этюд для того, чтобы вас образовать в отношении краски. Неужели вы думаете, что сделанный вами выбор полезен для этой цели? Пойдите и наберите исключительно белых цветов». И когда Удри вернулся с белым букетом, Ларжильер показал ученику, что с теневой стороны цветы — бурые, что на светлом фоне они выдаются полутоном, и самые белые все же менее белы, нежели чистый белый цвет. Мало того, учитель приказал Удри поставить рядом с букетом два-три белых предмета — все с той же целью, дабы посредством сравнения схожих тонов юноша вникнул в неуловимые красочные тонкости.


Аталия (Антуан Куапель)1 Jean Jouvenet «1е Grand», принадлежащий к целой династии живописцев, якобы происходящей из Италии, родился в Руане 1 мая 1644 г. Сын и ученик городского живописца Руана — Лорана Ж. Семнадцати лет Ж. Ж. был отправлен в Париж, где юноша завершил свое художественное образование без посторонней помощи, усердно изучая натуру. В 1668 г. мастер получил вторую академическую премию. Двадцати девяти лет Ж. Ж. написал картину («Un Mai») для собора Notre-Dame. В 1675 г. по представлению Лебрена он принят в Академию. Адъюнкт-профессор—в 1676 г.; профессор —в 1681 г.; адъюнкт-ректор — в 1702 г.; ректор —в 1707 г.; директор —в 1705 г. Последние годы (с 1713 г.) Ж. был разбит параличом, однако художник приспособился работать левой рукой. Умер Жувене 5 апреля 1717 г. в Париже. Из монументальных произведений мастера особенно замечательны четыре евангельских сюжета, написанных им для монастыря St. Martin des Champs (бесподобные гобелены, тканные с этих картин, и были в 1717 г. выбраны себе в подарок Петром Великим), роспись купола «Инвалидов» (1702) и, наконец, «Сошествие Св. Духа» (1709 г.) в придворной церкви Версальского дворца. За пределы Франции Ж., подобно Лесюеру, не выезжал. Лучшими учениками Ж. были его племянник Ресту и Н. Бертэн. См. очерк его жизни Malaiere'a в «Мегсиге de France», октябрь 1718 г.; F. N. Leroy «Le peintre Jouvenet», Amiens, 1861 г.
2 Мы не могли найти, кому принадлежат на этих шпалерах изумительные цветы и детали мертвой натуры, придающие весьма значительную им прелесть. Однако то, что Жувене сам написал рыб на «Улове», указывает, что он был способен и на такие, по тогдашним понятиям, «малые дела», достойные художников-ремесленников. С другой стороны, однако, известно, что обыкновенно бордюры гобеленов с цветами и атрибутами ткались по картонам особых специалистов, среди которых мы находим Моннуайе, Блен де Фонтенэ и Бальи.
3 Nicolas de Largilliere родился в Париже 10 октября 1656 г. Сын негоцианта, поселившегося в Антверпене и выписавшего к себе сына, когда ему было три года. Девяти лет Н. Л. отправляется с другом отца в Англию, где остается 20 месяцев. Двенадцати лет он поступает к антверпенскому живописцу А. Губо, которого Н. Л. покидает восемнадцати лет. Во время четырехлетнего пребывания затем в Англии, он пользуется наставлением кав. Лели и скоро завоевывает общественное признание, но религиозные гонения заставляют мастера покинуть Англию, и он возвращается в Париж. Здесь на него обращают внимание в. д. Мейлен и Лебрен. Последний убеждает Н. Л. навсегда остаться во Франции, несмотря на то что король английский назначил его хранителем своих картин (позже Л. пишет портрет Якова II и для этого снова одно время живет в Лондоне). Л. член Парижской Академии в 1686 г. (за портрет Лебрена); ад.-профессор — в 1699 г.; профессор — в 1705 г.; ад.-ректор — в 1717 г.; ректор — в 1722 г.; директор — с 1738 по 1742 гг.; наконец, канцлер—в 1743 г. Умер мастер в Париже 20 марта 1746 г. Главнейшие произведения Л. хранятся в музеях Лувра Версаля, Арраса, Безансона, Шартра, Гренобля, Лилля и проч., а также в парижской церкви St. Etienne du Mont (большая картина, изображающая городской совет Парижа). Эрмитаж обладает эскизом к одной из картин Л., погибших во время пожара Hotel de Ville, который мы здесь воспроизводим. К сожалению, за исключением одного nature morte в Орлеанском музее, до нас не дошло иных произведений мастера, кроме портретов. Л. был женат на дочери Форэ.

Предыдущая глава

Следующая глава


Фрагмент картины Похищение Дины (Джулиано Буджардини)

Альпийский пейзаж (П. Брейгель-Старший)

Рождество Христово (Андреа Превитали)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Французская живопись с XVI по XVIII век > Колористы-исторические живописцы > Жан Жувене, Ларжильер, Риго
Поиск на сайте   |  Карта сайта