Братья Караччи

Обедающий крестьянин (Аннибале Караччи) Обыкновенно объединяют трех Караччи в одно целое, и, действительно, в известный момент их жизни, после возвращения Лодовико из своего образовательного путешествия, и после того, как вернулись из своих поездок по северу Италии его двоюродные братья Агостино и Аннибале, "братья Караччи" исполнили несколько крупных работ сообща, а в 1585 г. даже открыли одну общую мастерскую школу, носившую название "dei desiderosi" или "degli incamminati" В общем деле роли их распределились таким образом: Лодовико был директором-администратором, Агостино представлял собой характерно болонский элемент школы - он был ее теоретиком1; Аннибале же, самый даровитый из трех, занимал первое место в чисто художественном отношении2. Однако несколько позже триада распалась: Аннибале, а вслед за ним и Агостино переселились, для исполнения значительного заказа (для росписи галереи в Palazzo Farnese), в Рим, а Лодовико остался верен Болонье. В свою очередь, и сотрудничество обоих младших Караччи продолжалось недолго; если даже не верить наветам историка болонской школы - графа Мальвазия, питавшего к памяти Аннибале какую-то странную неприязнь, приходится, на основании целого ряда свидетельств, констатировать, что между Агостино и Аннибале существовала рознь, приведшая наконец к тому, что Агостино, исполнив два сюжета в Palazzo Farnese, принял приглашение герцога Рануччио и переселился в Парму, где он вскоре и умер.

Настоящую причину разлада между братьями нужно искать не в зависти Аннибале к Агостино, о которой распространяется Мальвазия, и не во внешних обстоятельствах жизни трех Караччи, а в громадной разнице их темпераментов. Лодовико был упорным тружеником, систематично собиравшим посредством изучения прекрасных образцов то, что ему представлялось ценным, и скреплявшим собранное в одно безличное целое. Для определения "манеры", "стиля" Лодовико не существует слов. С трудом удается отличить его произведения от произведений близких к нему художников, - и то отличительным признаком является нечто отрицательное или безличное. Лодовико менее всего определенен, менее всего говорит о себе. В произведениях Агостино (особенно в его двух фресках галереи Фарнезе) сказывается его склонность к умному ладу, его способность проникаться стилем других мастеров - особенно Рафаэля и Джулио. Вполне понятно, что в нем мы имеем одного из самых тонких и толковых граверов всех времен. Напротив, в Аннибале бесконечно больше интереса к жизни, темперамента, порывов к свободе, и очень возможно, что он всю жизнь тяготился "соседством" своего брата и кузена, что его все время тянуло на больший простор, и что самая меланхолия, сведшая, в конце концов, мастера в могилу, проистекала не из чего иного, как из сознания некоторой загубленности своего таланта. Если говорить о "жертвах" академизма, то первой такой жертвой был, как кажется, сам Аннибале, обладавший огромным дарованием, которое, однако, было задушено всеми условиями духовной культуры того времени.

В Неаполитанском музее висит картина Аннибале, значащаяся под названием: "Satira contro Michelangelo da Caravaggio". Она изображает полунагого сатира, подающего вино попутаю и беседующего с мужчиной, одетым в костюм времен Караччи; рядом карлик гладит собаку; на коленях у сатира лежит щенок, с которым заигрывает обезьяна, другая обезьяна уселась на его плече. Однако остается под большим сомнением, действительно ли мы имеем перед собой насмешку над живописью представителя натурализма, и, наоборот, сразу бросается в глаза, что сама картина вся пропитана натуралистическим духом, что она имеет какое-то тайное и "симпатичное" отношение к Караваджо. Если бы в основе создания этого произведения лежало одно намерение Караччи предать осмеянию своего собрата и соперника, то, вне всякого сомнения, картина не была бы исполнена с такой тщательностью, в нее не было бы вложено столько чувства жизненной красоты. Ведь, портретообразный профиль мужчины, насмешливо о чем-то вопрошающего сатира, и особенно животные, принадлежат к лучшим "кускам живописи" итальянского барокко; кроме того, выдающимися достоинствами обладают и сами краски картины, сочетания голубого с буро-розовым, и весь общий тон, отличающийся благородной сероватостью.


1 Agostino Caracci, старший сын портного Antonio, родился в Болонье 16 августа 1557 г.; готовился быть золотых дел мастером, но затем, следуя примеру своего младшего брата Аннибале, обратился к живописи и гравюре; его учителями были: живописцы Просперо Фонтана, Пассероти, скульптор Алессандро Мингатти, архитектор, живописец и гравер Доменико Тибальди (сын Пеллегрино) и возможно, что гравер Корнелис Корт; всего двадцати лет от роду, Агостино обратил на себя всеобщее внимание прекрасной гравюрой с "Поклонения волхвов" Б. Перуцци (кроме того, его резцу принадлежат листы с Самакини, Рафаэля, Сабаттини, Кальверта и Бароччио), после пребывания в Венеции (возможно, что и в Парме) Агостино поселяется в 1582 г. в Болонье и здесь участвует в общих работах с Лодовико и Аннибале, принимая очень к сердцу злые нападки критики; в 1597 г. он следует за братом в Рим, где ему принадлежит часть фресок в Palazzo Farnese. 23 марта 1602 г. мастер умер в Парме, куда он был приглашен ко двору герцога Рануччио I; в январе 1603 г. состоялась в Болонье в память Агостино торжественная погребальная служба. Агостино любил высшее общество, отличался ловкостью в гимнастических играх, одевался с большой тщательностью и был хорошим музыкантом; в "Академии Караччи", основанной в 1585 г., он был теоретиком и философом. Достоверных картин Агостино не много (среди них прекрасный портрет в Берлине), зато имеются целые серии его рисунков (лучшие в Лувре). Новейшие историки ставят на счет изобретательности Мальвазии все рассказы последнего о той вражде, которая существовала между братьями. Незаконнорожденный сын Агостино (прижитый им в 1583 г. от венецианки Изабеллы) был учеником своего отца и Аннибале; он умер в Риме в 1617 г. Единственным более или менее достоверным произведением Антонио считается прекрасно нарисованный "Потоп" в Лувре.
2 Annibale Caracci, младший брат Агостино, родился 3 ноября 1560 г. в Болонье; пробыв несколько лет в мастерской своего двоюродного брата Лодовико, Аннибале докончил художественное образование на восторженном изучении произведений Корреджо в Парме и Тинторетто и Веронезе в Венеции; по возвращении в Болонью он принимает самое деятельное участие в работах, которые все три Караччи исполняют сообща, и навлекает на себя главное негодование завистливой критики; это не мешает художнику быстро завоевать первое место в кругу болонских живописцев. Лодовико Караччи, отклонив приглашение кардинала Одоардо Фарнезе, звавшего художника в Рим расписывать незадолго до того оконченный Palazzo Farnese, посылает (в конце 1595 г.) своего двоюродного брата вместо себя, и Аннибале в сотрудничестве с Агостино и со своими учениками - Ин. Такони, Доменикино и Альбани, создают во дворце кардинала одно из главнейших произведений "порафаэлевского периода", знаменитую роспись "Галереи Караччи" и живописный убор в соседнем "Camerino". После отъезда Агостино в Парму Аннибале все более и более предается меланхолии, вызванной отчасти той досадой, которую он почувствовал, получив слишком недостаточный гонорар (800 скуди) за свою работу в Palazzo Farnese. Умер Аннибале, всего 49-ти лет, в Риме, 15 июля 1609 г., после того как он совершил путешествие в Неаполь для поправления своего расшатанного здоровья. Аннибале похоронен, по своему желанию, в Пантеоне; погребальная церемония отличалась необычайной торжественностью. Последними работами мастера считаются фрески, исполненные им в сотрудничестве с Альбани и Бадалоккио и церкви San Giacomo dei Spagnuoli (ныне в Мадриде и в Барселоне), а также картины в галереях Кастл-Говард ("Pieta"), Венской ("Христос и самаритянка") и Лондонской ("Камо грядеши"). В Эрмитаже насчитывается двенадцать произведений, приписываемых Аннибале, среди которых один набросок автопортрета.

Предыдущая глава

Следующая глава


Венецианский праздник XVI века. 1912 г.

Рождество (М. ван Гэмскерк)

Святой Лука рисует Мадонну (Госсарт Мабюзе)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Итальянская живопись в XVII и XVIII веках > Носители академических принципов > Братья Караччи
Поиск на сайте   |  Карта сайта