Творчество Калло

Le Brelan (Калло) Совершенно то же можно сказать и о «декорациях» Калло. Калл о не имеет и в пейзаже предшественников. Лишь иной раз в набросках пером проглядывает какая-то близость в трактовке далей и гор — к Брейгелю1 и к Момперу, в листве — к Конинкслоо. Но все же и рисованный и гравированный пейзаж Калло можно узнать среди тысяч, именно среди тысяч манерных, шаблонных листов, ибо они всегда производят впечатление необыкновенной свежести, непосредственности, правды.

Калло никогда не копировал природу методично, точно, вроде того, как это делали позднейшие голландцы.

Неохотно пользовался он и строгими перспективными построениями. Но все сочиненное у него всегда имеет органическую связанность, все условное обладает полной убедительностью, и во всем обнаруживается проникновенный дар наблюдателя, неостывающий темперамент и совершенно исключительная ясность восприятия. Целый ряд гравюр Калло изображают действительные местности: дворец Медичи во Флоренции снаружи и внутри, виды Рима, Парижа, Нанси, Ла-Рошели.

Но и эти ведуты не носят характера съемок с натуры. В их линиях царит тот же творческий пыл, как и в сочиненных мотивах. Кажется, производя их, Калло не мог поспевать вглядываться в то, что было перед ним, — так быстро все сделано, так все «enleve».

Ярмарка в Гондревилле (Калло)И при этом каждая деталь всегда оказывается там, где ей нужно быть, каждое здание передано с величайшей характерностью и так,. что сразу узнаешь любое из них, а все вместе опять-таки «построено» необычайно прочно2.

Можно ли, однако, говорить о Калло в истории живописи? Ведь ни единой достоверной его картины не сохранилось. Весь oeuvre Калло — это небольшие листочки (исключение в смысле формата составляет огромная составная гравюра «Осада Ла-Рошели»), на которых что-то мелко-мелко, быстро-быстро наштриховано.

При этом замечательно, что Калло пренебрегал не только краской, но и другим средством убедительности — светотенью. Его искусство, исключительно линейное, графическое, избегает оттенков и теневых заливок.

В этом Калло стоит особняком среди своих товарищей по ремеслу и отличается от художников, теснее примыкающих к Эльсгеймеру. Те clair obscur'bi a la Хонтхорст, о которых мы упоминали выше, — исключение в его творчестве.

Рисунки карандашом (Калло)И все же не только в силу влияния искусства Калло на живописцев нельзя обойти его молчанием в нашей истории, но и потому уже, что линейное искусство Калло изумительно «колоритно», а жизненности его в значительной степени способствует поразительное распоряжение светом.

Наброски с натуры Калло дают некоторое объяснение этому «чуду»3. Частью они исполнены прямо кистью, частью пером с заливкой тушью, частью довольно толстым обломком сангвины, но всюду художника, видимо, интересуют не столько линии (линии у него в рисунках зачастую слишком толсты, чтобы быть действительно очертаниями), сколько массы, «волюмы», «корпусы».

Имея вот эту особенность в руке и в глазе, Калло мог, не рискуя впасть в сухость, передавать затем граверной иглой то, что он себе заметил. Сам собой штрих неуловимыми уклонениями и утолщениями делал то, что Калло лепил свои образы. И, напротив того, копии с его офортов, ходящие по рукам в тысячах, тем и отличаются от оригиналов, что они плоски, что в них линия мертва и всюду механично-тождественна.

Bello Sguardo u Coviello - Из серии I balli (Калло) Но, разумеется, не благодаря одним внешним и техническим чертам творения Калло является памятником искусства исключительной значительности. Во всем творении Калло царит одно настроение, совершенно своеобразное и могучее. Даже в «наиболее официальной» его гравюре, имеющей вид топографического плана, в «Осаде Ла-Рoшели», оно налицо.

Настроение это можно назвать бодрым, ясным, праздничным, сказочным, рыцарским, тревожным, и однако все эти эпитеты, хотя бы вместе взятые, не определяют того совершенно своеобразного веяния, которым одухотворен каждый из его листов. Калло величайший субъективист истории живописи. Если, действительно, художественное произведение есть кусок натуры, видимой через темперамент, то в данном случае темперамент оказывается как бы застилающим самую натуру.

Однако, что такое именно темперамент, что такое душа Калло, этого еще никто не сумел сказать, вероятно, потому что здесь мы имеем перед собой сочетание и сведение к одному самых разнообразных и противоречивых проявлений мыслей и чувств, желаний и устремлений. Способность сочетать человеческое с божеским, дьявольское с ангельским, действительность со сказкой, трагедию с буффонадой, искренность с «маскарадом», природу с выдумкой, добродушие с гневом, нежное с отвагой, — это и есть Калло.

При этом ни одного слова равнодушия, нигде пустого щегольства, ни одного «недостойного поступка», нигде намека на лицемерие. Все — при кажущейся беспечности — абсолютная чистота, абсолютная художественная честность.


1 Из всех художников прошлого ближе всего к Калло стоит Брейгель. Но можно ли говорить в тесном смысле о влиянии на Калло великого фламандского реалиста-фантаста, жившего за полвека до появления на свет лотарингского художника!
2 Особенно в ведутах сказывается упомянутая нами в своем месте близость Калло к Гварди, или вернее — наоборот: «происхождение Гварди от Калло».
3 Большое количество их имеется в собрании Эрмитажа. См. «Старые Годы», 1912, ноябрь.

Предыдущая глава

Следующая глава


Берег моря. 1914 г.

Шутники. Гостиный двор в Москве (И.М. Прянишников, 1865 г.)

Празденство пр дворе лотарианского герцога (Калло)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Французская живопись с XVI по XVIII век > Жак Калло > Творчество Калло
Поиск на сайте   |  Карта сайта