Иллюзия и реальность

Плафон в Зале Осени (Доменико Пиола) Напротив того, патер Поццо1 является мудрым теоретиком обновленной отрасли. Он составляет образцовый, необычайно толковый трактат о перспективе, он же практически иллюстрирует свои положения и советы на знаменитом плафоне в римском S. Ignazio, являющемся одним из самых изумительных оптических "кунштюков" всей истории живописи. То, о чем мечтали, но чего были не в силах передать даже такие гении, как Мантенья и Мелоццо, то, что в Корреджо и в Веронезе казалось недостижимым (и долгое время оставалось таковым), то, над чем бились и Джулио Романо, и Пеллегрино Тибальди, и Караччи, - то здесь преодолено мастером скорее умеренного живописного дарования, преодолено - и тем самым сделано отныне доступным любому живописному ремесленнику, который нашел бы досуг прочесть и запомнить ряд рецептов, поднесенных в остроумной, сжатой форме. В чисто художественном отношении плафон SantIgnazio не может сравниться даже с третьестепенными произведениями ренессанса. Это огромная, нависшая над головами театральная декорация, довольно пестрая по краскам и сухая по живописи. Но сила иллюзии в ней так велика, что она одна приковывает внимание и прельщает зрение, не устающее допытываться того, рельефны или нет все эти вьющиеся и крутящиеся формы, все эти лезущие в бесконечность колонны, над которыми иезуит-художник представил прибытие, к великой радости всех стран мира и всех сил небесных, св. Игнатия Лойолы в рай.

В дальнейшем мы познакомимся с попыткой Гверчино в плафоне виллы Лудовизи применить принципы натурализма к декоративно-монументальной живописи. Ту же странную смесь реалистических и условных элементов представляет собой блестящая живопись генуэзца Бачиччии-Гаулли2, более известного широкой публике в качестве одного из лучших портретистов эпохи барокко. В прекрасных фресках Бачиччии, украшающих своды целый век строившейся церкви Gesu в Риме, поражает яркость красок, доводящая некоторые trompe loeil`и до чего-то навязчивого, а также всюду рассыпанные мотивы, перенесенные прямо с этюдов, сделанных с натуры. Особенной жизненностью поражают фигуры ребятишек, исполняющих роли ангелочков. В парусах церкви S. Agnese эти же черты переходят во что-то даже безвкусное. Ничто так не напоминает декоративной живописи XIX в., как именно эти аллегорические фигуры Бачиччии с их несколько тривиальными жестами, с их вульгарными лицами, с их "слишком" правдивыми красками. Но эти же черты замечательны в художнике XVII в., - они означают необычайную зрелость, передовитость и уверенность; ими же впоследствии должен был воспользоваться Тиеполо, сумевший все смягчить под волшебными лучами света. У Бачиччии аллегорические фигуры очень ординарные натурщицы; у Тиеполо те же предосудительные особы уже возведены в степень пленительных актрис.

Лука Джордано3 не означает какого-либо нового шага по отношению к Кортоне и его школе, к которой он примыкает, но является, до известной степени, наиболее логичным и цельным выражением тех же декоративных принципов. О своем неаполитанском происхождении мастер заявляет в нескольких картинах, в которых он подражает Рибейре4, однако в наиболее значительных и интересных своих работах, в монументальной живописи, Джордано идет скорее по пути, указанному венецианцами, а также Кортоной. У Джордано при этом количество располагаемых им приемов и средств еще более ограничено, нежели у Кортоны. Он почти игнорирует пейзажные или архитектурные мотивы; для него все сводится к агломерации полных мягкотелых человеческих фигур, за которыми он ставит или темный фон, или "небесную занавесь". В плафонах он любит разбрасывать рои фигур среди какой-то белой пустоты (и в этом он непосредственный предшественник Тиеполо), или же он заставляет их кружиться в тяжелых клубах облаков.


1 Padre Andrea Pozzo родился в Триенте в 1642 г.; художественное образование получил в Милане, в Венеции и в Риме; в 1665 г. вступил в монашеский орден иезуитов. Из других монументально-живописных работ Поццо упомянем плафон в S. Bartolommeo в Модене. Позже мастер главным образом занимался архитектурой; в 1700 г. им сочинен проект собора в Лайбахе; в 1704 г. перестроена иезуитская церковь в Вене; с 1686 по 1707 г. он строит церковь св. Мартина в Бамберге. Умер Поццо 19 августа 1709 г. в Вене.
2 Giambattista Gaulli, прозванный "Baciccia", родился в Генуе в 1639 г.; ученик Борцоне, а в Риме, куда он переселился еще юношей, - Бернини, благодаря покровительству которого ему и достался самый значительный заказ того времени: роспись свода церкви Gesu. Этими фресками мастер был занят с 1667 по 1682 г.; кроме того, им исполнен ряд других фресок и картин в церквах Рима, а также серия превосходных, полных жизни портретов. Умер Бачиччия в 1709 г. в Риме.
3 Luca Giordano, прозванный "Fa presto" (работай скорей), сын посредственного живописца, родился в Неаполе в 1632 г.; ученик, на протяжении 9 лет, Рибейры и по мощник Пьетро да Кортона в Риме. Дальнейшим развитием своего гибкого таланта Лука обязан изучению и копированию лучших произведений живописи в Болонье, в Парме, в Венеции, где особенно он увлекался Паоло Веронезе. В 1679 г. мастер поселяется во Флоренции при дворе великого герцога, в 1685 г. возвращается на родину, где исполняет значительные работы для иезуитов; с 1692 г. Джордано в Испании. Вернувшись в 1702 г. в Италию, мастер умер в Неаполе, в январе 1705 г. Среди его бесчисленных учеников мы встречаем эффектного декоратора Паоло де Маттеис (1662-1728). Из отдельных картин Джордано назовем: "Кузницу Вулкана" и "Отдыхающего Вакха" (обе в Эрмитаже), плафон в эрмитажном театре "Суд Париса" (повторение в Берлине), плафон в Царском Селе, аллегорию в Румянцевском музее в Москве, прекрасные религиозные картины в венецианской Salute, серию картин на Isola Bella. Из фресок мастера наиболее замечательны плафон в неаполитанском S. Martino, стенопись в S. Filippo Neri там же; плафон в Palazzo Rircardi-Medici во Флоренции, ряд плафонов и стенных картин в Эскуриале.
4 Вообще же рассказы о способности Джордано перенимать все манеры (и даже Дюрера, Рубенса и Бассано) кажутся нам вымыслом не слишком внимательных "знатоков". На самом деле Джордано всегда можно узнать - настолько его быстрый темперамент, его легкомысленная фантазия отзываются на самих приемах живописи.

Предыдущая глава

Следующая глава


Озеро (А.М. Васнецов, 1902)

Пирушка (Герард Хонтхорст)

Германн, стоящий по род окнами дома графини. 1911 г.


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Итальянская живопись в XVII и XVIII веках > Декоративно-монументальная живопись > Иллюзия и реальность
Поиск на сайте   |  Карта сайта