Гвидо Рени

Бег Аталанты и Иппомена (Гвидо Рени) Одна из характерных особенностей Альбани - это его плоские, далеко стелющиеся за фигурами равнины, иногда замененные пеленой моря. В картинах, краски которых не слишком почернели1, Альбани умеет передать простор и воздух, - например, в картине Лувра "Аполлон и Дафна" или в двух очаровательных картинах галереи Корсики во Флоренции: "Пляшущие амуры" и "Отдыхающая Венера". Красиво у него бывает и небо, часто довольно близко подходящее к "гениальным" горизонтам Веронезе: ярко-лазурное, подернутое легкими, прозрачными облаками. С особенным мастерством располагает художник свои древесные кулисы, то по сторонам, то - и в этом одна из его особенностей - прямо посреди картины, широким темным букетом. Наконец, встречающиеся в его картинах постройки - опять-таки верх грации и изящества. Иногда кажется, что он вдохновлялся не созданиями древних римлян и не произведениями современников, а претворял в себе впечатления от памятников раннего возрождения, от тех самых примитивов, которых тогда начали считать за смешных "готов". Точно так же элемент примитивизма или какой-то романтики (недаром любимым его поэтом был Тассо) встречается у Альбани и в фигурах. Почему-то, глядя на иные картины болонца, вспоминается нежная эротика Кранаха.

Наиболее популярный из всех мастеров болонской школы Гвидо Рени2 - баловень двух веков академизма и ныне еще восхищающий недостаточно передовые круги публики; напротив того, люди, познавшие "современные догматы вкуса", считают своим долгом презирать творчество мастера; они его находят скучным, приторным и претенциозным. Ни того, ни другого отношения Гвидо не заслуживает. По своему духовному и культурному складу это характерный декадент.

Триумф Самсона (Гвидо Рени)Наибольшая часть творения мастера отдана служению церкви эпохи барокко, искавшей способы заманить и прельстить широкие слои общества посредством чар искусства; он человек с довольно плоскими идеалами, отражающими тот слащаво-сентиментальный суррогат мистицизма, который с дней торжества иезуитизма заменил прежнее религиозное пламенение. При упоминании имени Гвидо непременно восстают в памяти закатившиеся к небу глаза красивого Христа или томной, укутанной в плащ Марии. Или еще приходят на ум картины, ставшие с течением веков типично "поповскими": оранжевые ореолы с роями балетных ангелов, грациозно преклоненные девы и театрально позирующие анахореты.

И тем не менее мастером создано несколько картин, которые достойны попасть в "мировую сокровищницу" и в разряд "классических" произведений живописи. При этом нужно признать, что Гвидо обладал совершенно исключительным мастерством техники (картины его из всей болонской школы наименее почернели и кажутся написанными вчера), да и его стиль отличается большой своеобразностью.

Еще одной характерной особенностью Гвидо, отчасти объясняющей пренебрежительное к нему отношение нашего преимущественно "пейзажного" века, является то, что он совершенно не пейзажист. Кусочек ярко-синего залива на фоне алой и желтой зари в "Авроре", пустынная долина позади Самсона (Болонская Пинакотека), Иерусалим среди равнины под грозовым небом в "Распятии" (там же), несколько легких силуэтов деревьев позади шествия св. Андрея, ведомого на мученическую смерть (фреска в S. Gregorio Magno в Риме), морской берег в "Ариадне" (Академия Сан-Лука там же) - вот, пожалуй, и все, что можно назвать из пейзажных фонов в колоссальном творении этого продуктивного художника. В большинстве же случаев Гвидо предпочитает занять всю площадь картины светлыми фигурами, вырисовывающимися то на темном фоне вечерних туч, то на нежно-лазурном небе, на белизне рыхлых облаков, или еще на ярко-желтой глории3.

Искусство Гвидо Рени в этом "равнодушии к природе в целом" с особой ясностью выдает свою чисто академическую основу. Оно все подчинено приемам "натурного класса", оно родилось и воспиталось в стенах мастерской среди моделей, манекенов, драпировок и небольшой коллекции реквизитов. И при этом как далеки мы здесь от того художественного аскетизма и той религиозной строгости, которые так действуют на душу в творении Микель Анджело. Аскетическую воздержанность и благородную возвышенность мысли заменяет нечто близкое к светскому изяществу и даже к приторности. Гвидо красивый и поразительно умелый художник, но он чужд жизни, и потому нашему времени, требующему от искусства главным образом жизненной красоты, а не школьной красивости, он кажется скучным и "ненужным"4.


Выезд Аполлона - Аврора (Гвидо Рени)1 Странно именно то, что болонцы все переняли от предшественников, кроме главного - чисто технических приемов: картины их более почернели, нежели произведения непосредственных предшественников и даже художников, живших за 200, 300 лет до них. Впрочем, это касается только их станковой живописи; во фресках болонцы еще многое помнили и многое умели. Даже можно сказать, что в XVII и в XVIII в. фресковая техника пошла вперед и достигла предела своего великолепия в творчестве Джордано, Бачиччии и Тиеполо.
2 Guido Reni, сын музыканта Даниеле Рени, родился в Кальваццано, близ Болоньи, 4 ноября 1575 г.; ученик Дениса Кальверта, а затем Академии братьев Караччи, отношения с которыми у Рени, по выступлении его в 1591 г. конкурентом Лодовико на конкурсе по украшению Palazzo Publico (по случаю въезда Климента VIII), испортились, что, впрочем, не помешало Гвидо принять позже участие в росписи дворика S. Michеle in Bosco (1605 г.), порученной Лодовико Караччи. С 1600 по 1604 г. Гвидо жил в Риме, и снова он здесь поселился с 1605 г. Этот период ознаменован кратковременным увлечением Караваджо, а также целым рядом работ, создавших мировую славу мастера: фресками в S. Gregorio ("Поющие ангелы" и "Шествие на мученичество св. Андрея" 1608 г.), тремя фресками в Ватикане и относящейся к тому же 1609 г. знаменитой "Авророй" в "казино Роспильози", фресками в домашней церкви Квиринала (1610 г.) и несколькими фресками в капелле Боргезе в S. Maria Maggiore. Поссорившись из-за денежных расчетов с казначеем папы, Гвидо удалился на время на родину (в этот период им, между прочим, создано "Избиение младенцев", в Пинакотеке), но уже в 1613 г. мастер снова приглашен к папскому двору, где он был встречен самым торжественным образом. К третьему римскому пребыванию относятся работы в S. Cecilia, в S. Carlo ai Catinari, в Trinita del Pellegrini. Призванный в 1622 г. в Неаполь для участия в росписи San Gennaro, Гвидо вынужден был вскоре оставить эти работы, преследуемый партией Рибейры и Ланфранко. Последний период жизни мастер провел в Болонье, исполняя бесчисленные заказы, поступавшие к нему из всех городов Италии. К сожалению, страсть к игре расстроила его дела, и знаменитый Гвидо умер почти в нужде 18 августа 1642 г. Эрмитаж обладает рядом характерных картин мастера; кроме того, в Павловском дворце хранятся две его картины: "Архангел Гавриил" и "Богоматерь".
3 Вообще светлый серебристый колорит Гвидо отличается своеобразным подбором несколько холодных красок. Некоторые его сопоставления желтых, синих и ярко-красных тонов коробят. Другие, особенно сочетания грязно-розовых с серо-синими и серо-зелеными, наоборот, обладают до сих пор большой прелестью.
4 При всем нашем критическом отношении к Гвидо мы не можем обойти без слов восхищения такие совершенные достижения в области живописной пластики, как обе фигуры в картине Неаполитанского музея "Бег Аталанты и Иппомена", как "Св. Иоанн Креститель" в Дульвичской галерее, как фигуры танцующих вокруг колесницы Аполлона Гор в "Авроре" и, наконец, как целый ряд детских фигур, встречающихся на многих произведениях мастера. Укажем еще на портреты Гвидо, среди которых мы находим подлинную жемчужину - нашу эрмитажную "Беатриче Ченчи". Этих произведений мы не имели в виду, указывая выше на то, что из созданного Рени достойно попасть в мировую сокровищницу.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Поклонение волхвов (Якопо Понтормо)

Утро (Клод Лоррен)

Верка (Ф.А. Малявин)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Итальянская живопись в XVII и XVIII веках > Художники из Академии Караччи > Гвидо Рени
Поиск на сайте   |  Карта сайта