Устами графа Кэлюса

Комедианты (А. Ватто) Граф Кэлюс, считавший себя другом Ватто, в своей речи, произнесенной в Академии спустя двадцать лет после смерти великого мастера, переплел ценные биографические подробности несколько коварной критикой, отражавшей точку зрения на Ватто академической эстетики1.

В частности, сетовал он на недостаточное владение Ватто рисунком, не позволявшее ему взяться за что-либо героическое или аллегорическое и еще менее — передать человеческую фигуру в большую величину. «В сущности, нужно признать, что Ватто был бесконечно манерен. Хотя и одаренный некоторой грацией (certaines graces) и пленительный в своих обычных сюжетах, руки, головы и даже пейзаж его — все выдает этот недостаток.

Вкус и искание эффекта составляют его величайшие достоинства и производят приятные иллюзии, тем более что краска его хороша, что она правдиво передает пикантно нарисованные материи. Нужно, однако, прибавить, что он писал одни лишь шелковые материи, дающие исключительно мелкую складку, драпировки же его хорошо брошены и порядок его складок правдив вследствие того, что он всегда рисовал с натуры и не пользовался манекеном». Что же касается экспрессивности Ватто, то и таковая представлялась Кэлюсу не особенно выдающейся, потому что мастер «никогда не задавался целью передать какую-либо страсть»2.


Праздник Цереры (А. Ватто)1 Доклад Кэлюса приведен полностью в книге Гонкуров «L'Art du XVIII-me siecle», т. I, стр. 16.
2 Antoine Watteau (Wateau, Vateau) родился в Валансьене 10 октября 1684 г. в семье кровельщика Жана Филиппа Ватто. Рано обнаружив художественное призвание, он был определен (вероятно, не без сопротивления отца) к «живописцу города» Жерэну (см. P. Marmotton «Jacques Albert Gorin». Valenciennes-Paris, 1893); cледует, однако, думать, что главную пищу своему развитию он нашел в изучении картин лучших фламандских художников, украшавших церкви родного города и, быть может, в беседах со скульптором Патэром, отцом того живописца, который впоследствии был единственным его учеником. По смерти Жерэна В. отправляется в Париж. Жюльен и д'Арженвилль утверждают при этом, что это путешествие он совершил, сопровождая своего второго учителя, театрального декоратора, имя которого, однако, не сохранилось, что заставляет наиболее внимательного из современных биографов мастера Virgile Josz'a считать это сведение вымыслом. Согласно тому же Жюльену, первое время в Париже Ватто был занят в театре, но затем, по отъезде его учителя к себе на родину (в Италию?), В. остался без всякой поддержки в чужом городе и целый ряд последующих лет испытывал горькую нужду, работая для подрядчика-живописца Abraham Mettayez'a, от которого он перешел к другому эксплуататору, торговавшему en gros дешевым живописным товаром кустарного изготовления. Наконец, благодаря знакомству с фламандцем Spoede, В. удается посещать рисовальную школу, открытую корпорацией «Peintre jures», и около того же времени происходит его встреча с Жилло. Расставшись с последним (причина их ссоры осталась невыясненной), В. находит себе приют у Клода Одрана в Люксембурском дворце. В качестве самостоятельного декоратора В. около этого времени исполняет живописные уборы в «Hotel Pouldry (позже de la Beraudiere) в доме г. де Шовелена и во дворце «La Muette» (согласно Жоссу, последняя роспись — в «китайском вкусе» — была исполнена для дочери регента, герцогини Бери, гораздо позже, около 1717 г.). В то же время художник мог свои досуги посвящать изучению картин «Истории Марии Медичи» Рубенса, находившихся еще на своем первоначальном месте, во дворце, построенном королевой. 6 апреля 1709 г. В. принимает участие в конкурсе Академии на римскую поездку, однако получает вторую премию, тогда как первая досталась совершенно неизвестному Antoine Grison. Ряд неудач и тяжелые условия жизни побуждают в это время В. покинуть Одрана и вернуться на родину. Средства для этого путешествия доставляют ему две батальные картины, проданные торговцу Сируа за 60 ливров. Жосс считает, что ко времени пребывания В. на родине относятся картины, значившиеся в собраниях фламандской аристократии, но, во всяком случае, заработок не мог быть блестящим в стране, разоренной войной, и если к этому прибавить еще удушливую атмосферу мелкобуржуазного быта, то станет ясно, что художник оказался не в состоянии долго терпеть обстановку, от которой он отвык. Решившись вскоре снова вернуться в Париж, Ватто первое время (в 1711 г.) нашел себе приют у упомянутого Сируа (к этому времени относятся все три картины с военными сюжетами в Эрмитаже) и, вероятно, благодаря тому же приятелю, художник входит в сношения с богачом Кроза, для столовой которого он пишет «Четыре времени года». 30 июля 1712 г. В. представляет в Академию свою картину «Les jaloux», дающую ему звание «назначенного». К этому времени относятся, по мнению Жосса, первые картины В. из театральной жизни, с которой художник, вероятно, был знаком еще со времени Жилло (если не раньше) и к которой он подошел еще ближе благодаря своим новым приятелям — любителю-драматургу chevalier de La-Roque и музыканту Ребелю. Тогда же он находит в лице богатого промышленника (обладателя суконных и красильных заводов) Жюльена тонкого мецената и верного друга. В 1715 г. возвращается из своей итальянской поездки Кроза и приглашает Ватто переехать в свой дворец, в квартиру, которую до тех пор занимал Лафосс. В галерее Hotel Crozat на улице Ришелье художник имеет возможность вдоволь изучать венецианцев, и это отражается облагораживающим образом на его красках; здесь же к его услугам огромное (численностью около 20 ООО листов) собрание рисунков, содержавшее неоценимые «указания», «советы» и «толчки», вводившие в самую интимность понимания старых мастеров. Наконец, благодаря Кроза, В. смог вблизи наблюдать высшее общество «Regence», а его любовь к театру и к музыке находила полное удовлетворение во время частых концертов и роскошных домашних спектаклей, дававшихся изощренным любителем частью в парижском доме, частью в своем поместье в Montmorancy (бывшем имении Лебрена), где к услугам Ватто был и восхитительный парк, прославленный впоследствии Жан-Жаком Руссо. После долгих скитаний В. у Кроза находит и душевный и жизненный отдых. В эту-то благословенную пору деятельности ему и удается создать шедевр, суммирующий все его мечты — «Отплытие на остров Цитеру», за представление которой в Академию он удостаивается 28 мая 1717 г. причисления к академическому собранию (которое он посетил всего два раза в том же самом году). Однако даже полное внимания гостеприимство у сердечно преданного поклонника его таланта не может надолго удержать художника на одном месте, и внезапно, без видимой причины, он покидает роскошный дворец финансиста-куртизана с тем, чтоб снова поселиться у Сируа, от которого он переезжает к Влегельсу, довольно тонкому живописцу фламандского происхождения, пользовавшемуся значительным успехом благодаря своим небольшим, иногда сложным и всегда тонко выписанным картинам из мифологии и истории (см. о нем примеч. 175). Затем начинается период нескончаемых скитаний по всевозможным комнатам и квартирам, в которых изнервленный, уже наполовину больной художник старается скрыться от эксплуататоров, от любопытных и претенциозных поощрителей. В то же время угрожающим образом усиливается и его меланхолия, его недовольство собой. В 1720 г. Ватто поддается соблазнам какого-то знакомого и едет в Англию, где он имеет огромный успех. Однако по прошествии года сырой и тяжелый воздух Лондона начинает оказывать дурное действие на его легкие, он ощущает резкое ухудшение и спешит вернуться в Париж, где за это же время художник чуть было не лишился своего небольшого состояния (в 6000 ливров), спасенного заботами Жюльена от гибели в общем банкротстве Ло. Поселяется В. на сей раз у Жерсена (Gersaint), для которого в минуту вдохновения он сам берется написать один из своих шедевров — «вывеску», изображающую художественный магазин приятеля (оригинал — в Потсдаме, повторение — у Мишель-Леви). Но затем силы художника начинают быстро падать. Напрасно друзья, в заботе о нем, отправляют его на роскошную дачу «интенданта королевских праздников» Лефэвра в Ножане, — жизнь Ватто заметно гаснет с каждым днем. В это время его охватывает раскаяние в том, что он прогнал от себя юного Патэра, поселившегося, благодаря настояниям своего отца, у Ватто еще в 1715 г.; он выписывает его к себе и последний месяц жизни пользуется каждой минутой, чтобы преподать своему духовному наследнику основы живописи. Уснул Ватто вечным сном в объятиях Жерсена 18 июля 1721 г. Все свои рисунки художник завещал своим друзьям: Жерсену, аббату Haranger, Жюлье-ну и Henin. Благодарный Жюльен посвятил огромный капитал и значительную часть жизни на издание творения Ватто в гравюрах, появившихся под заглавиями: «L'oeuvre l`А. W.» и «Figures de differents caracteres». Главнейшие произведения мастера находятся в музеях Лувра («Embarquement pour Cythere», «La Perspective», «Gilles» и т. д., а также ряд первоклассных рисунков), Берлина («L'amour au theatre francais» и «L'amour au theBtre italien»), Дрездена («Fete galante»), Мадрида («La Noce du Village), Эдинбурга («Fetes venitiennes"), во дворце Сансуси близ Потсдама (вариант «Embarquement pour Cythere" и ряд других). В России картины Ватто имеются в Эрмитаже, в Мраморном дворце (3 больших панно, вероятно, английского периода, к сожалению, сильно пострадавшие от реставраций), в Гатчинском дворце. Отличную, но, к сожалению, испорченную реставрацией картину мастера мы видели в 1902 г. и в собрании художника Ладыженского. См. Comte de Caylus «Vie d'A. Watteau», переизданное с примеч. E. de Goncourt в «L'art du XVIII s.», т. I; заметку E. Gersaint в каталоге распродажи Quentin de Lorangere 1744 г.; С. Lecarpentier «A. W.», Rouen, 1815; Arthur Dinaux «Notices s. A. W.», 1834; P. Hedouin «W.», Paris, 1854; L. Dumont «A. W.» (conference), Valenciennes, 1866; L. Cellier «W. en Angleterre» в «Revue de la Societe d'agriculture de Valenciennes», 1868, т. XXII, и его же «А. W., son enfance et ses contemporains» (брошюра), Valenciennes, 1867; E. de Goncourt «Catalogue raisonne de l'oeuvre de W.», Paris, 1875; J. W. Mollet «W.», London, 1883; P. Foucart «A. W.» в «Revue Occidentale», 1884, т. XIII, стр. 384, и его же «W. a Valenciennes» в «Reunions des Societes des В. A. des dep.", 1892; V. Advielle «Notes inedites sur A. W.» там же, 1885 г.; Th. Volbehr «A. W.» (диссертация), Hamburg, 1885; E. Hannover «A. W.», Berlin, 1889; G. Dargenty «A. W.», Paris, 1891 в серии «Les Artistes celebres»; P. Mantz «A. W.», Paris, 189 ; CI. Philips «A. W.», London, 1897; L. de Fourcaud «A. W.» в «Revue de l'Art ancien et moderne", 1901 и 1904; V. Josz «W.», Paris, 1903, и его же роскошное издание у Piazza в Париже; Е. Heinrich Zimmermann «W. Des Meisters Werke" в серии «Klassiker der Kunst", Stuttgart-Leipzig, 1912; Adolf Rosenberg «W.» в серии монографий Кнакфуса, Bielefeld-Leipzig, 1896; W. Bode u. R. Dohme «Die Ausstellung der Gemalde alterer Meister im Berliner Privatbesitz", Berlin, 1882; «Decorationen und Malereien von Antoine Watteau", Berlin, 1889.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Приготовления к свадебному банкету Купидона и Психеи (Джулио Романо)

Бега на Неве (акварель) (А. Орловский)

Княжна Тараканова (Флавицкий К.Д., 1863—1864)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Французская живопись с XVI по XVIII век > Жан Антуан Ватто
Поиск на сайте   |  Карта сайта