Франчабиджо, Якопо Понтормо

Обручение Богородицы (Франчабиджо) В том месте, где мы говорили о картинах "кассонного характера", нужно было упомянуть еще об одном превосходном произведении флорентийского Ренессанса - о лучшей картине, сохранившейся от знаменитого в свое время художника Франчабиджо1. Исполнена она была по заказу Джованни-Марии Бенинтенди для украшения комнаты, наподобие комнаты Боргерини. Вместе с Франчабиджо были приглашены на этот раз Якопо да Понтормо (его картина в Питти) и Бакиакка (его картины в Берлине и Дрездене), но превосходство "Истерии Вирсавии" (Дрезден) Франчабиджо над произведениями этих двух отличных мастеров очевидно.

Франчабиджо подобно Граначчи считался специалистом по театральным декорациям, и, глядя на дрезденскую картину, представляющую собой совершенное подобие сценического представления (в духе старинного театра "вскрыта" стена слева, и видно одновременно и то, что происходит на улице, и то, что творится во дворе частного дома), можно себе вообразить, какой красотой отличались тогда спектакли и какое значение декорационное дело могло иметь в развитии живописного и архитектурного вкуса. Схемы здесь знакомые; они известны нам по аналогичным картинам Филиппино и Пьеро ди Козимо. Но какое мастерство в трактовке, особенно в нюансах светотени, и какой прекрасный режиссерский талант сказывается в распределении действующих лиц! От такой картины до предельного совершенства в той же области, до картин Веронезе - один шаг2.

К сожалению, личность Франчабиджо, заинтересовывающая этой картиной, в общем все же остается в тени. Его нежные портреты (теперь все флорентийские портреты, обладающие нотой нежности, принято приписывать ему), его грациозные "Мадонны", среди которых имеются такие, которые в течение веков ходили под именем Рафаэля3, его алтарные картины, его оконченная Понтормо и Аллори фреска в Поджо-а-Каяно ("Триумф Цицерона") - все это принадлежит к формально совершенному, но, по существу, к наименее яркому из того, что дал "золотой век". Лишь в наиболее ранних произведениях, во фресках двора "Аннуциаты", у Франчабиджо еще чувствуется задор молодости, известная подвижность во вкусе Пьеро ди Козимо; там же он проявляет свой из ряда вон выходящий архитектурный талант в сочинении фасада иерусалимского храма, образующего фон композиции "Бракосочетание Богородицы"4.

Очень близко к Франчабиджо и к Сарто подходит Якопо Понтормо5, один из самых типичных художников "золотого века". С обоими мастерами его связывает присущая ему черта женственности и тяготение к "германизму". Судьба Понтормо, впрочем, как и судьба Сарто, чрезвычайно характерна для флорентийского искусства. Вначале он романтик и совершенно отдается увлечению Дюрером и нидерландцами. Вазари при всем поклонении Понтормо не скрывает своего негодования на это "отступничество" мастера от коренных итальянских идеалов. Затем во впечатлительном художнике совершается крупный перелом, и вторая половина его творчества находится вся "во власти" Микель Анджело. Лучшее, что остается от Понтормо, - это его превосходные, мастерски стилизованные портреты, его изумительные рисунки и, наконец, его картины более или менее декоративного характера, среди которых несколько "кассонного" типа; все - произведения первого периода его творчества. Напротив того, в творчестве второго периода он не выходит за пределы того, что в следующей стадии истории искусства станет производить "академическая посредственность". Сообразно с этим, в картинах первого периода мы найдем у Понтормо немало чарующих сценариев, среди которых он в несколько сбивчивом порядке и в странной диспропорциональности размещает свои гибкие "пританцовывающие" фигуры. Здесь и попадаются наиболее заметные его заимствования, которые он облекает в новую, полную ритмичности форму. Характерна при этом его наклонность в архитектуре к каким-то неправдоподобным конструкциям, а в освещении - к мягким, но все же пикантным эффектам.


1 Франческо ди Кристофано, сын ткача, родился в 1482 или 1483 году. Ученик Пьеро ди Козимо и одно время компаньон по мастерской Андреа дель Сарто. Умер Франчабиджо 24 января 1525 года.
2 Любопытно и в этой картине отметить сильное немецкое влияние. Сцена слева - точно вариант на излюбленный сюжет немецких и нидерландских гравюр и картин "Frau enbad"; посреди на самом видном месте стоят два типичных немецких ландскнехта, да и во всем сценарии сказывается знакомство с гравюрами Дюрера и Бургмайера, в значительной, впрочем, мере скрытое изумительным чувством ритма и чистотой архитектурных форм. Укажем здесь еще на двух флорентийских художников XVI в., которые, кроме Франчабиджо и Граначчи, славились работами для театра. Сюда относятся Франческо де Сальвиати (им исполнены декорации для комедии, сыгранной в честь Пьер Луиджи Фарнезе в Кастро, и для комедии, представленной во Флоренции в 1541 г.) и Бронзино, исполнивший постановку для спектакля, данного в Palazzo Vecchio. К ним нужно еще прибавить сиенца Бальтазара Перуцци, о котором речь впереди, и cieuna Бекафуми. Среди выдающихся перспективистов "золотого века" следует назвать Солиани (исчезнувшая картина "Усекновение главы Иоанна Предтечи"), Ридольфо Гирландайо (фреска "Благовещение" в Palazzo Vecchio), Никколо Соджи (1480-1552?, работал в Аренцо), Вазари (особенно богата архитектурными сценариями его фреска с событиями из жизни папы Павла III в римской "Канчелларии";) и скульптора Баччио Бандинелли, автора целого ряда сложных композиций (рисунков), имеющих совершенно характер трагических или мистериальных представлений.
3 В лучшей из них, "Madonna al pozzo", мы в пейзаже снова встречаем дюреровский мотив (колодец и руину), однако, отодвинутый, по требованиям "bona maniera", в самую глубину композиции.
4 Эта фреска испорчена самим мастером в досаде на то, что монахи ее открыли без его разрешения. Как характерно для художественных нравов Флоренции то, что ни один из товарищей Франчабиджо не решился ее исправить и докончить.
5 Jacopo da Pontormo (Вазари назвал его Puntormo) родился в 1494 г. в Понтормо. Был учеником Леонардо да Винчи, Мариотто Альбертинелли, Пьеро ди Козимо и, с 1512 г., Андреа дель Сарто. Выдвинулся, будучи еще юношей. Впервые прославился устройством публичного празднества и маскарадов в 1514 и в 1515 гг. В 1515 г. занят фреской во дворике "Аннунциаты" "Встреча Марты с Елизаветой". В 1521 г. Понтормо расписывал зал в Поджо. В год чумы (1522 г.) Понтормо нашел себе пристанище в "Чертозе" близ Флоренции, и исполненные им здесь фрески носят явные следы немецкого влияния (сами фрески очень пострадали, но понятие о них дают копии Эмполи). Последней работой Понтормо была роспись стен главного алтаря в Сан Лоренцо. Умер он 2 января 1557 г. Понтормо был великим чудаком, обладавшим своеобразными взглядами на жизнь, на задачи искусства и на художественное воспитание. Известные странности содержит каждая его картина, и в этом отношении он особенно напоминает Пьеро ди Козимо. О его педагогических способностях говорит то, что им воспитан, безусловно, лучший мастер Флоренции середины XVI века Аньоло ди Козимо, прозванный Бронзино. От своего учителя последний унаследовал безупречный рисунок и мощь в портретных характеристиках. Лучшие рисунки самого Поптормо, служившие настоящей школой для других художников, собраны в Уффици.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Портрет А.П. Чехова (И.Э. Браз)

Орфей (Падованино)

Пейзаж из серии, изданной в 1561 году (И. Брейгель-Старший)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Живопись «Золотого века» в средней Италии > Три мастера Флоренции
Поиск на сайте   |  Карта сайта