Досси: рыцарская поэзия в живописи

Среди "эффектнейших" легенд Ринасшименто сохранился, наконец, слух, что оба брата отравили призванного к Феррарскому двору Порденоне. Но все это, к сожалению, не выясняет художественного положения Досси в истории живописи "золотого века", и, в частности, самое разделение творения, носящего имя Досси, между обоими братьями представляет такое затруднение, что полезнее всего оставить этот вопрос не решенным. Документально подтверждается деятельность Джованни, или Доссо, Досси, начиная с 1513 года, когда ему было уже за тридцать лет; из сохранившихся же произведений братьев Досси самое раннее относится к 1522 году, иначе говоря, к тому периоду, когда они уже вполне успели выработать свое искусство1.

Самой характерной особенностью Досси является, повторяем, страстный оттенок их картин. Часто мы видим у них надвигающиеся тучи и резкое белое освещение, какое замечается перед грозой. В соответствии с этой чертой находится непринужденный характер группировки фигур и несколько "беспорядочная" планировка ландшафтов, придающая им (в то время еще новый) характер чего-то непосредственно взятого с натуры. Колорит большинства картин Досси соответствует эффектам осенних дней: мы видим порыжелые деревья, выцветшую траву, массы тени, чередующейся с резко освещенными частями. Они любят сопоставлять вперемешку кусты, деревенские дома, рощи и городские башни, погружая некоторые которые из них во тьму, обдавая другие фосфорическим светом. На фоне темных туч уныло светятся снежные Альпы. Некоторые хотели видеть в этих мотивах реминисценции Триентских гор, другие указывали на подражание Дюреру и Альтдорферу, причем вообще можно констатировать в живописи Досси германский привкус. Общий стиль картин Досси, однако, итальянский, точно так же, как итальянский дух пропитывает и поэзию их друга Ариоста, хотя и она вдохновлена рыцарскими романами северного происхождения.

Самые темы у Досси романтичны. То они изображают торжествующую волшебницу Мелиссу (неправильно называемую обыкновенно Цирцеей; в римской галерее Боргезе), то Геркулеса среди пигмеев (тема, которой, как мы видели, воспользовался и северный "романтик" Кранах Младший), то таинственную нимфу, преследуемую сатиром, то Цирцею в лесу, окруженную завороженными ею жертвами (собрание Бенсон в Лондоне). Романтическим привкусом обладают даже их иллюстрации античной мифологии: помянутый "Геркулес", "Мифологическая сцена" в собрании Боргезе, "Гора" в Дрездене, "Дидона" в галерее Дория и, наконец, один из шедевров "золотого века", сюжет которого истолковывается как "Юпитер и Антиопа", в собрании маркизы Норфэмптом в Лондоне2.

Фантастический характер, в духе рыцарской поэзии, Досси придает и церковным картинам. Над евангелистом Иоанном (собрание Киджи в Риме) собирается буря, и полон здесь романтизма морской берег вдали, с замком, блекло светящимся позади кулисы темного дерева. Позади Св. Семейства (Капитолийской галереи; долгие годы картина эта шла за Джорджоне) мы видим снова берег моря и гонимые ветром паруса. Особенно прекрасно "Рождество Христово" (с портретами семьи Эсте) в Моденской галерее. Господь в розоватой одежде мчится здесь в грозовых тучах, точно готовый все сокрушить под собой3. Далеко стелется позади фигур местность, освещенная серо-желтоватыми бликами и оттененная оливковыми тонами: сначала какие-то низкие скалы, из которых выливается поток, кусты и поля; дальше, среди рощи, пышный античный город с белеющей колонной и пирамидой; еще дальше - цепи гор, из которых некоторые уже покрыты грозовым мраком.


1 Нет ни одного произведения, которое можно было бы без спора отдать одному из братьев Досси. Цванцигер строит свою стильную критику, разграничивающую творение братьев, на картине собрания кн. Киджи в Риме "Мадонна Понтекино", 1527 г. Однако единственным подтверждением того, что эта картина писана именно Джованни, является свидетельство Вазари, точность показаний которого принято ставить под сомнение. Другая картина, "Поклонение пастухов" в Моденской галерее, может быть отдана Джованни, так как, действительно, он получал плату за работы в капелле Эсте Моденского собора, для которой образ был написан. Насколько, однако, шатки эти суждения, показывает хотя бы то, что А. Вентури приписывает ту же картину Баттисте. В свою очередь, Баттисте приписывает Цванцигер маленькую картину "Св. Иероним" в Венском музее, тогда как она именно считалась прежде, благодаря своей монограмме (сложенные кости и буква Д), работой старшего брата, а также картину Моденской галереи "Братство смерти у ног Мадонны", хотя плату за нее получили наследники Джованни. Характерными произведениями для Джованни Досси, которого и принято называть Доссо Досси (самое имя Доссо получилось от дарованного герцогом их отцу имения близ Мантуи), Цванцигер считает картины "Мадонна Киджи", "Отцы церкви" (1532 г.) в Дрездене, "Рождество" (1536 г.) в Модене, "Св. Иоанн на Патмосея" в Феррарской Пинакотеке, "Отцы церкви" в Берлинском музее, "Св. Севастиан" (1522 г.) в Моденском соборе, "Дидона" в галерее Дория, "Св. Севастиан" в Брере, "Мелисса", "Аполлон", "Св. Севастиан" и "Мифологический сюжет" в галерее Боргезе, "Св. Михаил", "Мир", "Правосудие", "Одна из Гор с конями Аполлона" в Дрездене, "Св. Михаил" в Пармской галерее, "Мадонна со святыми Георгием и Михаилом" в Моденской галерее, "Св. Семейство" в Ольденбургской галерее, "Астольфо с головой Орфиле" в Штутгартской галерее, "Цирцея" в собрании Бенсон, "Жалоба нимфы" в собрании гр. Ланскоронского в Вене, "Геркулес и пигмеи" в Грацкой галерее. К этой же категории принадлежит и прекрасная картина маркизы Норфэмптон "Юпитер и Ио", "Пирушка" в Питти, серия квадратных сюжетов в Моденской галерее, громадная "Пала" в Феррарской Пинакотеке (в сотрудничестве с Гарофало?), несколько портретов, среди которых "Поэт с музой" в Лондонской галерее, "Альфонс I", "Эрколе I" и "Шут" в Модене. Типичными для Баттисты тот же автор считает "Св. Иеронима" в Вене и картину на тот же сюжет в Неаполе, "Отдых на пути в Египет" в Питти, "Мадонну" и "Рождество" в галерее Боргезе, портрет Бельтрамонте в галерее Дория и др. Фриццони приписывает Доссо (на наш взгляд, с основанием) превосходную женскую головку "Сивилла" в Эрмитаже.
2 В этой изумительной картине особенно поражает близость Досси, с одной стороны, к Джулио Романе, с другой, к Корреджо. В ряду произведений Досси картина эта выделяется и своими чертами реализма. Совершенно достойна венецианских и ломбардских кватрочентистов, с отчетливым уклоном в сторону благородной стилизации в духе Корреджо, живопись лимонных деревьев, у которых происходит загадочная сцена, а также ковер цветов, что стелется на первом плане.
3 Этот "ураган" ничего не имеет общего с грозным спокойствием рафаэлевского "Видения Иезекиля".

Предыдущая глава

Следующая глава


Поклонение младенцу (Франческа Франчиа)

Эпизод из жития святого Бенедикта (Лука Синьорелли)

Сон рыцаря (Рафаэль, около 1500 г.)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Венецианская живопись «Золотого века» > Искусство Феррары > Досси: рыцарская поэзия в живописи
Поиск на сайте   |  Карта сайта