Джованни Бузи-Кариани

Святое семейство (Бузи-Кариани) В творении Превитали мы насчитываем несколько вещей "волнующих"; в творении другого бергамца, Бузи-Кариани, таковых совсем нет1. Этот подражатель (и, вероятно, ученик) Пальмы унаследовал от своего собрата апатию, "сытость" и "неповоротливость". Но вместе с этими недостатками он почти всецело усвоил и громадное мастерство Пальмы, его сочную технику, его густые, насыщенные краски. Возможно, что к самым ранним картинам мастера принадлежит эрмитажная "Богородица с жертвователями" (считающаяся работой неизвестного мастера), в которой жгучесть колорита доходит до чего-то утрированного. К ранним произведениям Кариани относятся, во всяком случае, картины в галерее Боргезе: "Мадонна со святым Антонием" (восхитительный в фоне вид на старинную итальянскую церковь), "Мадонна со св. Петром", близкая к эрмитажной "Мадонна с дарителями под апельсиновым деревом" и, наконец, знаменитая картина римской галереи Корсики "Мадонна со св. Елизаветой", приписывавшаяся прежде Моретто и являющаяся одной из самых чарующих идиллий Ренессанса. Святые женщины и оба Младенца изображены на фоне лимонных деревьев, кустов шиповника и лавра, за которыми видны холм с замком и голубые вершины гор. Все дышит миром: и оба Младенца, наслаждающиеся цветами, и занятая рукоделием Мадонна, и стареющая Елизавета, застывшая в молитвенной позе, и кролики под лимоном2, и пастух, силуэтом выделяющийся вдали, и, наконец, рыхлые облака, ползущие по вечернему небу. Самый общий тон картины говорит о конце трудового дня, о близости ночи и отдыха.

В позднейших работах Кариани старался быть более роскошным и торжественным. Капитальная его картина в Брере "Мадонна со святыми" чрезвычайно пышна по композиции, но лица, собравшиеся вокруг трона Царицы Небесной, слишком обыденны для подобной обстановки. Святой, углубившийся в чтение книги, и св. Доменик с характерно "поповским" лицом даже комичны в своем реализме. Зато в этой картине сказался большой красочник. Одно уже то, как распределены мастером розовые пухлые тельца ангелочков, частью приютившихся у подножия трона, частью столпившихся в облаке над головой Марии, обнаруживает изысканного колориста. Прекрасен и вечерний пейзаж, занимающий половину картины: желтеющее небо, мягкие голубые и оливково-желтые холмы с замками и - спереди - густая оливковая масса листвы. Опять-таки восхитителен вечерний пейзаж, точно взятый где-то в холмистых окрестностях Комо, на картине Кариани "Воскресение", принадлежащей графу Марацци в Милане. Этот торжественный образ (1520 г.) может считаться капитальным трудом мастера, который, однако, и в данном случае не справился с передачей драматического момента. Христос спокойно стоит в воздухе, точно Его фигура вырезана из другой картины и сюда вклеена, а два жертвователя, стоящие на первом плане в сопровождении своих святых патронов, Иеронима и Иоанна Крестителя, слишком очевидно "позируют для зрителя" и совершенно не заинтересованы совершающимся чудом3.

За последнее время у историков явилась мания приписывать Кариани (не упомянутому, кстати сказать, Вазари) все, что хоть отдаленно соприкасается со стилем Джорджоне и Пальмы, но не может быть отдано ни одному из этих мастеров. Благодаря этому, Кариани сделали честь и атрибуции одного из перлов Берлинского музея - загадочной картины "Девушка с собачкой в пейзаже" - и картины, считавшейся за произведение Лотто, в Музео Чивико в Милане - "Разрушение Содома"4. И та, и другая, однако, едва ли принадлежат той кисти, которая писала картины в галерее Боргезе или в Брере. Особенно трудно оставить за Кариани берлинскую "Девушку" - не то портрет, не то этюд, в котором фантастический "ариостовский" элемент в пейзаже так странно сочетается с самым внимательным реализмом фигуры, сидящей на первом плане, и прелестного белого грифончика, приютившегося рядом со своей госпожой. Именно озадачивает эта разнородность составных элементов картины. Сливающиеся бурные потоки и замок за деревьями напоминают темы и темпераментность Досси (заметим мимоходом, что о первоначальном периоде творчества Досси мы ничего не знаем); сизое, грозовое небо и розовая драпировка приближают картину к джорджонескам. В свою очередь, портретообразная некрасивая голова девушки и совершенно натуралистически писанная "вульгарная" ее рука говорят о чем-то враждебном как благородному вкусу Джорджоне, так и романтизму главы феррарской школы5.


1 Сын герольда при венецианском Магистрате "del Proprio" Znarinin Commendador из Фиупиано (близ Бергамо), Giovanni, или Zuan Busi-Cariani, упоминается первый раз документально в 1517 г. (картина 1514 г. в Лонно, к сожалению, утрачена). Еще в 1547 г. он был жив.
2 Мотив притаившихся в зелени кроликов мы найдем и на картине Маркони "Плач над Телом", где он, быть может, неуместен, но как-то особенно трогательно указывает на любовь венецианцев к животным.
3 Поза его напоминает несколько картину Беллини в Берлине. Совершенно не правдоподобны крошечные фигуры солдат у Гроба Господня на втором или, вернее, третьем плане.
4 Едва ли можно согласиться и с атрибуцией Кариани, переполненной фигурами, необычайно красивой по своему серебристому колориту картины в миланской Амброзиане "Шествие на Голгофу" (считавшейся раньше за произведение Луки Лейденского). Не следует ли в ней скорее видеть юношеское произведение Моретто? Зато типична для пальмескного вкуса художника картина Бергамского музея "Мадонна со св. Еленой и другими святыми", вся заполненная, "перегруженная" мощными, реалистическими фигурами.
5 Благоразумнее оставить до поры до времени вопросительный знак под этой поразительной картиной. Не надо же забывать того, что целый ряд великих имен своего времени для нас не что иное, как мертвый звук, ибо подписанных произведений или аттестатов о нем Вазари и Ридольфи, писавшего более ста лет после "эпохи Джорджоне", не сохранилось. Сводить же все, что дошло до нас, к полудюжине имен - это одна из грубых ошибок, в которую постоянно впадают историки и которая делается, при современной виртуозности стильно критического метода, настоящей опасностью для дальнейшего познания.

Предыдущая глава

Следующая глава


Графиня Румянцева (А.П. Антропов)

Портрет графини В.А. Шереметьевой (И.П. Аргунов, 1746)

Отдых на пути в Египет (Фернандо де Льянос)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 2 > Венецианская живопись «Золотого века» > Художники венецианской школы > Джованни Бузи-Кариани
Поиск на сайте   |  Карта сайта