1-2-3-4-5-6

Особенно старичок любил рассказывать анекдоты, и почти все они были посвящены блестящему Парижу Второй Империи, который был ему хорошо знаком, так как он поселился там около полвека назад. Рассказывал “профессор” и про уличную жизнь Парижа, и про двор Наполеона III, и про парижские театры. Мы еще тогда сами Парижа не знали (Атя побывала в нем в 1889 г., но тогда была Всемирная выставка, и кроме выставочной суматохи, она из пребывания в Париже ничего не вынесла) и мечтали туда попасть. Естественно, что мы с жадностью слушали эти повествования и описания. На задаваемые вопросы профессор отвечал с особой охотой. Атю же старичок особенно ценил и говаривал: “Sie sind niedlich. Sie haben Geschmack, Sie mussen nach Paris! Die Frauen haben dort grosse Macht”1. Он же, узнав, что в Ате течет германская кровь, многозначительно изрек: “Sie haben den richtigen germanischen Typus, aber nicht den gew?hnlichen sondern vornehmen”2. Узнали мы из его рассказов, что он читает курс немецкого языка в College de France, что Professor Bentlow (или Benlow) своего рода знаменитость — известный ученый лингвист. В нас, благодаря нашей фамилии, он увидел своего рода соотечественников — любезных ему французов и охотно щеголял своим французским языком, безупречным в смысле грамматической правильности, но очень смешным в смысле произношения...

Насмешливый нрав моей жены избрал своей мишенью Herr Professor'a. Но старичок не обижался и не без элегантности парировал ее легкие уколы, охотно вступая с дамой в своего рода jeux d'esprit3. Часто Бентлов назначал нам свиданье в лучшей кондитерской Висбадена, которую он прозвал “Le Rendez-vous des distingues”4, Бентлов был большим лакомкой и поедал один сладкий пирог за другим, запивая их превосходным кофием с целой шапкой белоснежных взбитых сливок.

Вид профессора был препотешный. Он носил усы и эспаньолку по моде 50-х годов, но на его одутловатом, очень бледном лице этот франтоватый “грим” создавал нечто карикатурное. Он и одевался по моде эпохи Наполеона III, если только можно вообще говорить о моде в приложении к его опрятной, но уж очень невзрачной фигурке. Мы так полюбили добродушного и интересного профессора, что при расставании были не на шутку растроганы. Да и он чуть не прослезился, приговаривая: “Nun sehen wir uns doch bald wieder in Paris!”5 В расчете на то, что мы его в Париже посетим, он тщательно вдалбливал нам свой адрес: Paris. Passy, rue Copernic, quarante deux6. Однако, когда через два года мы действительно оказались в Париже, то своего обещания его посетить не исполнили. А впрочем, возможно, что его уже не было в живых — он был очень стар.

В самые последние дни нашего висбаденского пребывания город был “осчастливлен” приездом императора Вильгельма II — “unseres jungen Kaisers”7. Удостоил явиться этот кумир своего народа на освящение нового здания “Оперы”, только что законченного постройкой и отличавшегося претенциозным, в глаза бьющим великолепием. Великолепным был и самый въезд Вильгельма через разукрашенные флагами и гирляндами триумфальные арки. Густая толпа, съехавшаяся со всей Рейнской области, вопила от восторга, мужчины бросали шляпы в воздух, дамы визжали, махали платочками и зонтиками. Военные оркестры гремели вовсю. Сам же виновник торжества восседал в открытой коляске без намека на улыбку, с необычайно гордой осанкой, а белый султан на каске его грозно развевался. В новый театр мы сами не попали, но мы туда и не стремились. Нас (особенно меня) вполне удовлетворял милый старенький театр, стоявший в двух шагах от нашего “Zum Engel”. В этом театрике шли в бесхитростной постановке, но в старательном исполнении всякие старомодные оперы вроде “Zar und Zimmerman” (какого потешного Петра I выпустили немцы!), “Das Nachtlager von Granada”, “Die Wei?e Dame”, “Der Postillon von Longjumeau”8 и т. п.

Раза три мы отправлялись в Франкфурт на Майне, куда нас манили вагнеровские оперы и куда от Висбадена было всего час езды.


1 Вы изящны, и у Вас есть вкус, Вы должны быть в Париже! Женщины там всесильны (немецкий).
2 У Вас истинно германский тип, но не заурядный, а благородный (немецкий).
3 Состязание в остроумии (французский).
4 “Встреча избранных” (французский).
5 Скоро мы снова увидимся в Париже (немецкий)
6 Париж, Пасси, улица Коперника, сорок два (французский).
7 Нашего молодого императора (немецкий).
8 “Царь и плотник”, “Ночной лагерь Гренады”, “Белая дама”, “Почтальон из Лонжюмо” (немецкий).

Следующая глава

1-2-3-4-5-6


Осень (Я. Бассано)

Охота (Якопо (или Франческо?) Бассано))

Зима (Я. Бассано)


Главная > Книги > Книга четвёртая > Глава 1. Наши странные медовые месяцы. > Глава 1. Наши странные медовые месяцы.
Поиск на сайте   |  Карта сайта