Великий пейзажист

Святой Иероним (Якопо Бассано) Венецианцы, и среди них на первых местах - Тициан, Кампаньола и Мельдола, являются родоначальниками "героического" или "исторического" пейзажа. Но и "буколическая" пейзажная живопись, давшая столько прекрасного в течение последних трех столетий, освятившая все простое, "домашнее" в природе, сблизившая ее более интимно с человеком, также имеет своим основателем художника венецианской школы, а именно - Якопо да Понте, более известного под именем своего родного города Бассано, в котором он и провел большую часть своей жизни1.

Бассано - большой, далеко еще не оцененный по заслугам художник. Его репутации вредит то обстоятельство, что бесчисленные плохие копии и произведения его подражателей значатся под его именем. Кроме того, надо принять во внимание, что не только сам Якопо, проживший до восьмидесяти двух лет, неустанно работал до самой смерти, но что плодовиты были и дети его, талантливые художники, шедшие по стопам отца, а традиции мастерской да Понте не прекращались в Бассано сто лет после смерти ее основателя.

Получилось перепроизводство, какое-то фабрично-трафаретное повторение одних и тех же мотивов и приемов2. "Мода на Бассано" породила шаблон, а шаблон привел к ремесленности и упадку. Но, разумеется, эти печальные обстоятельства не могут изменить прекрасную суть искусства самого Якопо и умалить ту роль, которую ему дано было сыграть в истории европейской живописи.

Охота (Якопо (или Франческо?) Бассано)) В густой красочности есть общее между Бассано и Мельдолой, но "световедение" у того и другого различное. Мельдола предпочитает одинаково всюду разлитый свет, чередующийся с красиво расположенными тенями и сияющий по всей поверхности цветистым узором. У Бассано мы встречаемся с борьбой света и мрака, с той светотенью, которая в нашем представлении связана с именем Рембрандта3. Он любит окунуть изображаемую сцену в потемки, среди которых лишь там и здесь он зажигает пятна яркой киновари, светло-розовых и нежно-лазурных красок. Ни у кого при этом нет такой зелени, как у Бассано, такой синевы, таких прозрачных, при всей их контрастности, теней4.

Любит Бассано - и в этом он является настоящим предвестником Рембрандта - и эффекты ночного освещения. Так, одной из его любимых тем было "Положение в гроб", которое он изображает при свете факелов5, а также "Рождество Христово", в котором свет, исходящий от Младенца, сочетается со светочами, принесенными пастухами (Венский музей).

Но Бассано, великий поклонник природы, представляет не только "романтическую" сторону красочности и освещения. В ряде картин он является и "пленэристом". "Золоту" Тициана и Джорджоне он противопоставляет серебристость, знакомую уже нам из картин Лотто. Как будто от него уже этот принцип переходит затем к Веронезе6, к Тинторетто, к Мельдоле (больше серебра, нежели золота, например, в берлинском пейзаже с "Марсием"), к старику Тициану и дальше - к Греко, к Веласкесу, к Терборху, к Вермэру, к бесчисленным голландцам, а от них, в прямой последовательности, к англичанам, к барбизонцам, к импрессионистам. У Бассано голубое небо покрывается серыми тучами, серебром начинают отливать деревья, скалы, дома. В этом явлении можно видеть какую-то замену "культа праздника" "культом серых будней", в которых для утонченного глаза и ума часто больше прелести, нежели в блеске богатства и в вихре развлечений.


1 Jacopo da Ponte, сын довольно искусного кватрочентиста "круга Пальмеццано " Франческо (умер после 1539 г.), родился в Бассано между 1510 и 1515 гг. Якопо считается учеником Бонифацио, от которого он вскоре бежал, будто бы преследуемый завистью учителя. Но развил свое мастерство Бассано на рисовании с Пармеджанино и на копиях с картин Тициана. Самые ранние произведения мастера выдают в нем уже трезвого натуралиста, необычайно одаренного в смысле понимания красок ("Бегство в Египет" и "Эмаус" в Музее Бассано). Около 1534 г. Бассано поселяется в родном городе, где и проводит почти всю свою жизнь, окруженный многочисленной семьей, не прерывая, однако, и своих сношений с художественным миром Венеции. Умер Якопо 14 февраля 1592 г. Из картин его назовем: кроме упомянутого выше "Сретения" в бассанском Дуомо, фреску "Распятие" в S. Maria delle Grazie, фресковую роспись фасада дома Миюели на площади в Бассано, "Эмаус" в соборе Читаделлы, "Израильтяне в пустыне", "Моисей, источающий воду из скалы", "Добрый самаритянин", "Вхождение Ноя в ковчег", "Охота", "После потопа", "Шествие на Голгофу", "Лазарь" - все в Венском музее, "Христос изгоняет торговцев" и "Св. Иоанн Креститель" в Национальной галерее в Лондоне. "Св. Иероним" в венецианском Palazzo Reale (1569 г.), "Возвещение пастырям" и "Поклонение пастырей" в миланской Амброзиане, "Св. Рох" в миланской Брере (не ранняя ли картина Бассано и "Пир у Симона-Фарисея" в Брере, считающаяся работой Бонифацио?), "Св. Элейтерий", "Св. Иероним", "Бичевание Спасителя" и "Бегство в Египет" четыре шедевра в Венецианской Академии, "Мадонна и венецианские сенаторы" в музее Виченцы, "Положение в гроб" в Падуе. В России, к сожалению, нет картин, которые позволяли бы судить об этом чудесном мастере. Лучшее, что мы имеем от "круга Бассано", это хорошая копия с "Поклонения волхвов" в Эрмитаже (оригинал в Эдинбурге) и "Зима" мастерской Фр. Бассано в собрании О. Э. Браза.
2 Рассказывается, что сами "Бассани" заготовляли целыми партиями повторения излюбленных сюжетов и посылали их на ярмарку в Венецию, где всякое значительное собрание картин должно было содержать и образцы их творчества. Если это так, то можно только удивиться, что еще сравнительно мало дошло до нас вполне достоверных картин этой семьи. То, что сходит обыкновенно за Бассано - плохие копии и пастиччо, исполненные в XVII и XVIII вв.
3 Обыкновенно считается, что светотень рембрандтовского порядка есть изобретение Корреджо, бывшего приблизительно на двадцать лет старше Бассано и быстро сделавшегося руководящим художником и за пределами своей родины. Это не совсем верно. В творении Корреджо лишь две-три картины, среди которых дрезденская "Ночь", могли бы служить подтверждением этого мнения, но и "Ночь", являясь итальянской парафразой трактовки того же сюжета Гэртгеном, Давидом и Альтдорфером, не знает главной особенности этих прототипов: доминирующей роли, которая дана мраку, и от сюда их сильной контрастности. У Корреджо всегда господствует свет, который проникает всюду и все окутывает. Благодаря этому Корреджо мягок и отчасти бесцветен. На против того, Бассано конструирует свою задачу почти так же, как ее конструировали северяне, но он привносит в эту формулу богатую красочность венецианцев, сочную "импрессионистскую" технику, ритмичность композиции и великолепное владение формами. В этом обновленном виде северная формула вернулась обратно в Нидерланды, где она и расцвела в творениях Сафтлевена, Муйарта, Хонтгорста, Брамера и наконец получила свое высшее выражение в творении Рембрандта.
4 Вот что говорит Беренсон о красках: "С момента, когда живопись освободилась от опеки церкви и превратилась в предмет удовольствия и развлечения, общество стало ожидать от картин ту же радость, которую ему доставляли драгоценности и стекло. В творении Бассано природный вкус венецианцев нашел себе полное удовлетворение. Многие его картины производят впечатление того же сверкания, а затем той же прохлады и ласки (sooting), какими отличаются лучшие цветные стекла, тогда как краски деталей, особенно тех, которые освещены яркими лучами света, напоминают самоцветные камни и сияют так же глубоко и восхитительно, как рубины и изумруды".
5 Один из вариантов "Положения" (1574 г.) в церкви S. Maria in Vanzo в Падуе; другой прекрасный экземпляр - в Венском музее.
6 Крайне значителен тот факт, что Веронезе (будучи сам лет на восемнадцать моложе Бассано) отдал своего сына в ученики именно Бассано.

Предыдущий раздел

Следующая глава


Мучение святого Севастиана (Лука Синьорелли)

Marche Comique (Патэр)

Екатерина Гроппе (бабушка А. Н. Бенуа). 90-е г. XVIII в.


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 3 > Живопись барокко в Венеции > Якопо Бассано
Поиск на сайте   |  Карта сайта