Алонсо Кано

Видение св. Бернарда (Алонсо Кано) Самым характерным художником для этого периода испанской живописи является Мурильо. Но и кроме него и независимо от него выдвигается ряд мастеров, которые в такой же мере захвачены новыми веяниями. Назвать их «упадочниками» не хочется — слишком много в них еще и энтузиазма к искусству и религиозного чувства; при этом в техническом отношении они все стоят на очень высокой ступени. Но все же, глядя на них, нельзя отделаться от впечатления, что они потеряли ту крепость душевного здоровья, которая была главным украшением художников предшествующего поколения, и всем им присущи несколько очень характерных черт: они сентиментальны там, где старшие были пламенны, грациозны там, где те были красивы, изощренны там, где те были просты.

Надо при этом заметить, что в начале этого же течения появляются первые теоретические трактаты в испанской литературе , и это одно указывает на те огромные шаги, которые сделал (столь вообще враждебный непосредственному художественному творчеству) эстетизм в общественном сознании. Другим характерным показателем художественного настроения Испании во вторую половину XVII в. является основание, стараниями Мурильо, Академии в Севилье; тем самым живопись в этом центре художественного горения окончательно теряла свое прежнее, способствующее скромности, цеховое начало, нарушалось близкое единение между учителями и учениками, а на смену ему водворялась отвлеченная и холодная схоластика1.

Уроженец Гранады, живописец, скульптор и архитектор Алонсо Кано2 был всего на два года моложе Веласкеса и вместе с последним провел несколько лет в мастерской у Пачеко; вполне естественно после этого, что начало художественной деятельности мастера отмечено строго натуралистическим характером, доказательством чего могут служить его «Готские короли» в мадридском Прадо; картины эти, служившие некогда украшением королевского дворца в Мадриде, представляют даже собой крайнюю степень натуралистических исканий — какуюто карикатуру на натурализм3. Однако, постепенно затем происходит перелом в творчестве Кано; краски его становятся ярче и звучнее, рисунок приобретает большую изощренность, линии — ритмичность, формы — стройное равновесие.

Последние черты Старинные историки объясняют изучением мастером античных скульптур, собранных герцогом де Алькала в его севильском дворце — нынешней «Casa de Pilatos»4. Наконец, в последней стадии развития иностранные влияния вытесняют в Кано все характерно испанское. Произведения венецианцев, Рубенса и ван Дейка, в изобилии украшавшие королевские дворцы, служат мастеру великим соблазном. Его начинают манить проблемы чисто формального характера, желание щегольнуть знанием анатомии и умением писать тело, а палитра Кано получает жгучие и дымчатые оттенки. Эти последние произведения носят уже вполне «мурильевский» характер (хотя, быть может, и не означают влияния Мурильо на Кано, бывшего на много лет старше своего знаменитого собрата); онито и создают славу мастеру, делают его популярным. Для нас, напротив того, эти поздние картины представляют меньше интереса, нежели более непосредственные произведения молодости Кано, но и мы не можем игнорировать их достоинства: сдержанный вкус и тонкое мастерство.


1 Теоретические взгляды испанского общества на искусство выразились за два века цветущего периода в следующих сочинениях: Pablo de Cespedes «De la comparacion de la Antigua у moderna Pintura у Escultura»; Vicente Carducho «Dialogos de la Pintura», изданное в Мадриде в 1633 г.; Juan de Butron «Discursos apologeticos enque se defiende la ingenuidad del Arte de la Pintura» Madrid, 1626; Francisco Pacheco «El Arte de la Pintura su antiquidad у granderaz», изданное в Севилье в 1649 г.; Palomino de Castro у Velasco «El Museo pictorico у Escala Optica», том I «Teorica de la Pintura», Мадрид, 1715 г.
2 Alonso Cano родился в Гранаде 19 марта 1601 г.; сын скульптора и архитектора Мигуэля Кано, специалиста по сооружению столь характерных для Испании монументальных алтарей (ensamblador de retablos), переселившегося в Севилью по настоянию своего друга Хуана дель Кастильо и отдавшего Алонсо в учение к знаменитому скульптору Монтаньесу и к Пачеко, у которого в это время уже учился Веласкес; многим Алонсо обязан и изучению античных изваяний, собранных во дворце герцога д'Алькала. Первыми произведениями молодого художника была скульптура для ретаблей в San Alberto и Santa Paula (изза двух ретаблей в последней церкви возник характерный спор между представителями разных монашеских орденов: которому из ретаблей отдать предпочтение); с 1630 г. Кано продолжает начатую отцом работу по созданию ретабля в Лебрихе; в 1637 г. мастер ранит в дуэли своего товарища Себастьяно де ЛьяноиВальдеса и принужден после этого бежать в Мадрид, где находит себе заступника в лице Веласкеса; одно время К. состоит преподавателем наследника престола, инфанта Бальтасара Карлоса; в 1643 г. он старается получить место Maestro Mayor при соборе в Толедо, однако терпит в этом неудачу; во время своего пребывания в древней столице Кастилии (июнь 1644 г.) Кано подвергается обвинению в убийстве своей жены, что побуждает его снова искать убежища в Мадриде, а затем в Валенсии и снова в Мадриде (к этому моменту относится едва ли достоверный рассказ о том, что Кано был подвержен пытке, и что король повелел щадить его правую руку); в 1646 г. художник назначен мажордомом братства «Страданий Богородицы»; в 1651 г. он возвращается на родину в Гранаду, где и получает место racionero при соборе, уклоняясь, впрочем, от требовавшегося пострижения и все время находясь в распре с капитулом; лишь в 1658 г., под угрозой лишиться своих доходов, мастер, наконец, позволяет совершить над собой обряд посвящения. Умер художник в Гранаде 3 октября 1667 г. Картины Кано имеются в Прадо («Св. Иоанн на Патмосе», «Св. Бенедикт», «Св. Иероним», две «Мадонны», «Христос у колонны», «Pieta», «Распятие», две картины, изображающие готских королей), в Академии С. Фернандо («Экстаз св. Франциска» и «Распятие»), в музеях Севильи, Берлина («Св. Агнесса»), Дрездена, Эрмитажа, в соборах Гранады и Малаги. См. A. L. Mayer «Der Racionero Alonso Cano und die Kunst von Granada», «Jahrbuch d. Kgl. Preuss. Kstsml.», 1909, 4, и Beil. z. XXX Bd., 1910, I.
3 Задача была представить благородных древних предков испанской истории, но на самом деле художник попросту облачил грубых, мужиковатых натурщиков в своего рода шлафоры и выцветшие театральные мантии. Тучные, тяжелые и нелепые, восседают эти взятые прямо с улицы «статисты» в утрированных ракурсах, и почемуто их развалистые позы еще более подчеркивают их «неумение жить» и «низость происхождения».
4 Дворец в Севилье, именуемый «Casa de Pilatos» и принадлежащий ныне герцогам МединаЧели, был построен в начале XVI в. в том живописновычурном стиле, которому придано остроумное прозвище «el baroco del arabe», и содержал в себе собранные еще в XVI в. двумя герцогами д'Алькала коллекции античной скульптуры. Истинным меценатом, другом художников и поэтов был третий герцог де Алькала— Don Fernando Enriquez д' Ribera, и в его дни «Дом Пилата» видел сборище лучших людей Испании и среди них Сеспедеса, Эрреру, Пачеко и, может быть, Сервантеса.

Предыдущая глава

Следующий раздел


Портрет г-жи Вилло (пастель) (О. Кипренский)

Мадонна в саду (Стефано де Дзевио)

Притча о злом рабе (Доменико Фети)


Главная > Книги > История живописи всех времён и народов > Том 4 > Испанская живопись с XVI по XVII век > Конец испанского натурализма > Алонсо Кано
Поиск на сайте   |  Карта сайта