Париж. 2 декабря 1957 г.


Милые и дорогие Кукрыниксы
(Но, может быть, правильнее сказать: милая и дорогая Кукрыникса?)

Я потрясен вашей любезностью, вашей щедростью, а что касается вашего мастерства и вашего художественного вкуса, то и говорить нечего! Вы чудесные художники, чудесные “графические комментаторы”, а к тому же представляете собой некий творческий феномен, ибо ваше сотрудничество до такой степени слитно, что даже не допускает каких-либо стильно критических разгадок: тут-де просвечивает один мастер, а вот тут — другой и третий. Самое удивительное: ваш симбиоз никак не вредит ни свежести, ни юмору, ни убедительности. Речь вашего творчества течет свободно, просто, естественно. Это хорошо. Не знаю, нужно ли желать, чтоб таких феноменов народилось еще, чтоб создалась такая “академия” или своего рода “завод”, но во всяком случае это соблазнительно. Говорю по личному опыту, ибо и сам я когда-то пробовал наладить такие “марияжи” — с К. Сомовым (собирались иллюстрировать с ним Э. Т. А. Гофмана) и с Е. Лансере (что-то мы сделали для книги Кутепова “Царская охота”), но все же к настоящему сотрудничеству эти опыты не привели. Получалась во вред делу одна обоюдная стеснительность. Ну, а у вас никакой стеснительности не чувствуется. Если же вам интересно знать, что более из всего присланного мне нравится, то знайте, что это, пожалуй, “Портрет”. Будучи тринадцати лет, я прочел (оба варианта) этой повести и чуть с ума не сошел (то было ах! до чего прекрасное время когда я чуть что не каждый день сходил с чего-либо с ума просто удивительно, как не рехнулся вовсе) и тогда же решил, что все образы, вызванные Николаем Васильевичем в моей голове, я непременно передам на бумаге. Однако, не передал. Вы же изобразили все, если, быть может, и не совсем так, как я видел, то все же убедительно в полной мере, и за то вам особое спасибо. Спасибо и за все другое. Что же касается “почтеннейшего друга моего Дон-Кихота (сей дружбе я не изменил и по сей день), то единственный “недостаток” этих двух фолиантов заключается в том, что на такую массу текста хотелось бы еще больше “картинок” (в частности текстовых виньеток). Может быть, последует новое дополненное издание? Еще одно замечание, мне очень по вкусу способ воспроизведения в “Даме с собачкой”. Что это? Особый вид ксилографии? Пленит четкость, так хорошо вяжущаяся с четкостью типографии.

Ну вот, дорогие сослуживцы в Аполлоне, и все. Если снова будете в Париже (и не на один день, а на более долгий срок), то милости просим. А пока до свидания и еще, еще благодарю.

Не имеющий удовольствия быть лично с вами знакомым, но все же душевно вам преданный

Александр Бенуа

Вернуться к списку писем: По адресатам
По хронологии

Обедающие крестьяне (Братья Ленэн (Антуан?))

Терновый венец (Тициан)

А. Н. Бенуа. (Л. С. Бакст, 1898 г.)


Главная > Переписка > Кукрыниксам (М.В. Куприянову, П.Н. Крылову, H.A. Соколову) 1957 год.
Поиск на сайте   |  Карта сайта